1

Проза: Девушка в белом шарфе
linaiv Автор: Лина Иванова





Посвящаю своей дорогой
и любимой тете Ларисе

Девушка в белом шарфе

Пусть ты далек,
Пусть ты в дороге.
И жизнь висит на волоске
Прошу тебя я: все же вспомни,
О девушке в белом шарфе.

Монотонный стук вагонных колес о рельсы ласкал слух Элины. Да, она любила поезда! Несмотря ни на что, даже на тот страшный случай, происшедший с ней лет пять назад. Тогда у нее закончилась командировка, и она возвращалась домой из Великой Александровки. На станции коллеги уговаривали ее сесть на московский поезд, но она не послушалась и села в криворожский. А почему? Да потому, что московский надо было ждать еще 15-20 минут. И это ничего, что он прибывал в Херсон на целый час раньше криворожского. Просто Элина не любила ждать! Так вот, ехала она тогда в почти пустом вагоне плацкарта (считался общим), удобно распо-ложившись, лицом к проходу. Не хотела к окну, чтобы в уши не надуло. Был конец октября. Около девяти вечера. И вдруг на полном ходу в окно влетает огромный булыжник, разбивает стекло вдребезги, пролетает над ее головой и падает прямо в проходе. В тот момент Элина испытала что-то подобное шоку. Ее всю трясло, как в лихорадке, не могла и слова вымол-вить. Все ее волосы, одежда были усыпаны битым стеклом. Но ей повезло, ее спасло просто чудо! А если бы она лежала лицом к окну и на спине? Что было бы тогда?! Слепой инвалид с изувеченным лицом?!
Тогда Элина поклялась себе: никогда не ездить поездом, но время летит. Время – наш главный лекарь душевных ран.
И вот она снова в поезде. Едет на свадьбу к своему куму Ивану в Киев. Маленькую дочь Алексочку оставила дома с бабушкой. Муж по-едет вслед за Элиной на севастопольском. Тот отправляется из Херсона в 0.16 мин. ночи. Всё дела, бизнес, ни минуты свободного времени у Кон-стантина. Даже с женой не могут поехать в одно время и в одном вагоне. Она – на скором феодосийском. Скорый-то скорый, а опоздал на 20 ми-нут. В этом вся наша действительность!
Элина едет в вагоне-купе. Представьте себе, второй раз в жизни. Да, в купе второй раз. Первый, и это было ее первое путешествие поездом, еще в далеком 1981 году и тоже осенью и тоже в Киев, только не одна, а с дедуш-кой и мамой, и не на свадьбу, а в кардиологический институт для подтвер-ждения страшного диагноза – порок сердца. И было ей тогда всего три с по-ловиной годика. Диагноз подтвердили – незаращение баталова протока. В апреле следующего года успешно прооперировали. Несколько раз после то-го она еще ездила с мамой на проверку и консультацию, последний раз в 1987 году. Вроде бы все благополучно. Жить будет долго. На теле остался шрам, но теперь Элине казалось, что не только на сердце, но и на душе. Как-то жизнь не сложилась, как-то все в ней не так, как хотелось, как надеялась.
– Вы где отдыхали в Феодосии? Сколько платили хозяйке?
– А вы были в Коктебеле? Какой маршрут выберете в следующем году?
Оживленный разговор соседок по купе немного отвлек Элину от вос-поминаний. Сейчас был разгар бабьего лета. Жители столицы возвращались домой после бархатного сезона в Крыму, загорелые, отдохнувшие, полные эмоций и впечатлений. На их фоне Элина выглядела белой овечкой. Но она не грустила, ее сердце пело, можно сказать, трепетало.
Элина ехала в город своей мечты – златоглавый Киев. Там могилы ее предков. На Байковом кладбище похоронены ее прадед и прабабушка, их братья и сестры. Только она никогда там не была и даже не знает, где их могилы. Ее дед – киевлянин остался лежать в херсонской степи. Да, ее всегда тянуло в Киев, какая-то магическая сила. А может, просто зов предков? Элина не знала, но каждый раз использовала любую возмож-ность, любой предлог, чтобы побывать там, поближе к святым местам.
Последний раз Элина была в Киеве летом лет пять назад. Провожа-ла свою подругу, а ныне куму Ольгу в аэропорт Борисполь. Та летела в Мюнхен в гости к своему жениху. Внутренний вид аэропорта поразил Элину. Закрытое пространство, все говорят на разных языках. Он скорее напоминал межгалактическую станцию из фильма «Гостья из будущего». В девять утра она проводила подругу. Целый день был в ее распоряже-нии. Обратный билет был на 2320. Туда и назад ехала плацкартом, без по-стели. Все экономила. Работая бухгалтером в общественной организации, Элина получала жалкие гроши. И это она, закончившая технический университет с «красным» дипломом. Потому что для нее был важен со-циальный климат в коллективе, а на фирмах давно уже исчезли нормаль-ные человеческие отношения. Там, получая зарплату в конверте, каждый думает о том, а сколько у коллеги в конверте и как себя вести с начальст-вом, и что делать в следующем месяце, чтобы получить больше, чем у соседа по кабинету. Там нужно было иметь мобильный телефон соответ-ствующий престижу фирмы, не «Alcatel» или «Nokia», а чтобы в виде книжечки, с возможностью фотографировать и подороже. А Элина не любила внешних спецэффектов. Ей нужен мобильный телефон как сред-ство общения, а не игрушка для публики. Да, она любила красиво одеть-ся и вкусно покушать. Но ведь еще важно и для кого ты одеваешься и с кем садишься обедать.
В тот раз Элина успела посетить Софийский и Михайловский соборы, побывать на Крещатике, спуститься на фуникулере с Владимирской горки в речпорт и еще много-много всего. И всюду была слышна иностранная речь, в основном английская и немецкая, и говорили на ней пожилые люди. У иностранцев с выходом на пенсию начинается новая жизнь, полная путеше-ствий и впечатлений. В то время как наши бабушки и дедушки еле-еле сво-дят концы с концами до пенсии.
Несмолкаемый щебет соседок начал надоедать Элине, и чтобы не быть втянутой в разговор, она достала из сумки книгу, включила све-тильник и, удобно расположившись на сидении, с головой погрузилась в чтение. Книга называлась «Девушка в белом шарфе».
«Часть I. Встреча.
В кафе «Кондор» на окраине одного из небольших городов на юге Украины звучала музыка. Бывшие одноклассники уже в третий раз со-брались вместе после окончания школы. Прошло четыре года с тех пор, как они покинули стены родной школы, но дружба между ними не погас-ла. Отношения остались дружескими и теплыми и с каждым годом ста-новились все более прочными. Это был дружный класс, они часто ходили в походы в Крымские горы, устраивали в школе вечера, посещали музеи и выставки, ездили на экскурсии.
На этот раз организатором вечера оказалась Тамила, их однокласс-ница, дочь владельца кафе. И стоило это мероприятие 8 гривен. Деньги небольшие по тем временам. Но многим из них они были не по карману, и все же на такое дело нашлись. Ради встречи с друзьями каждый из них готов был потратить последние деньги, отказать себе в необходимом, но прийти на встречу, чтобы увидеть дорогие и родные лица. Почти каждый пришел не просто так, а с тайной целью – увидеть предмет своей первой любви, провести с ним незабываемый вечер, вспомнить былое, отдаться во власть этого прекрасного чувства. Не была исключением и Ангелина Ивушкина, единственная золотая медалистка на все три выпускных клас-са. Она потратила последние 8 гривен из полученной накануне повышен-ной стипендии (15 гривен), чтобы увидеть свою первую любовь Артура Пахомова. Ее любовь к нему была очень странной и затянулась на долгих девять с половиной лет. В 12 лет сердце наивной девочки распахнуло двери первому чистому чувству и до сих пор не могло их закрыть перед ним. Вначале ее любовь не была безответной. Он заигрывал с ней, прояв-лял знаки внимания, но не более. Ни слова о любви не слетело с его уст за все это время. Он ничего не обещал и не предлагал. А она, наивная, все надеялась. Считала его робким, неспособным сделать первой шаг. Дол-гих девять с половиной лет Ангелина лелеяла в себе мечту о том, как са-ма после окончания института признается в своих чувствах, при этом она была глубоко уверена, что он любит ее, просто боится признаться, уни-зить свое достоинство. Ведь она никогда не проявляла к нему особых знаков внимания, ничем не выделяла среди других. Наоборот, была все-гда очень дикой с ним, а иногда даже проходила мимо и не здоровалась. Чем больше Ангелина его любила, тем более робкой становилась. При встрече сердце замирало, голос дрожал от волнения, подкашивались ко-лени. Девушка терялась, но не краснела. Она просто никогда не краснела.
В 9-м классе Артур ушел учиться в лицей при техническом инсти-туте и тогда она решила последовать за ним, нет, не в лицей, а в инсти-тут. Для этого ей нужно было учиться, не покладая рук. Денег на платное образование у нее не было (мама работала старшей медсестрой в детской поликлинике, отец – инженером-технологом на судоремонтном заводе). И Ангелина добилась своего. Стала первокурсницей экономического фа-культета по специальности «Бухгалтерский учет и аудит». Все, что она ни делала в своей жизни до этого вечера, было ради Артура.
Нет, она не хотела быть бухгалтером. Учитель – вот ее призвание, объяснять – вот ее любимое занятие. Но только чтобы иметь возмож-ность видеть Артура, она пожертвовала своими интересами, стремления-ми и пошла учиться на бухгалтера. Профессию монотонную, скучную и неинтересную для нее. Со временем у Ангелины появился интерес к уче-ту, но не слишком большой. И в институте она продолжала учиться на отлично. Любовь, всепоглощающая любовь к Артуру вдохновляла ее на успешную учебу, придавала сил и энергии. Ей не нужен был никто дру-гой. Она просыпалась рано утром с его именем на устах и ложилась поздно вечером, не уставая его повторять, вспоминая случайные встречи с Артуром на остановке, в троллейбусе. Ангелине пришлось выучить наизусть расписание его экзаменов, пар, чтобы только увидеть его.
Однажды, на третьем курсе, она не выдержала и заговорила с ним первая, с тех пор у них завязались дружеские отношения. Артур продол-жал ей улыбаться, приятно беседовать, интересоваться ее проблемами, просить конспекты. И Ангелина снова поверила в его любовь. Ах, какой незабываемой была для нее весна 1998 года. Когда они вместе ездили в троллейбусе в институт, шли рядом по одной дорожке к главному корпу-су. В те минуты Ангелина была на вершине блаженства. Радость, огром-ная неисчерпаемая радость переполняла всю ее душу и сердце, ей хоте-лось петь и смеяться от счастья. Артур шел рядом, и у нее кружилась го-лова, она не замечала никого вокруг, кроме него. Если бы в тот момент навстречу ей шла ее мать, она бы не заметила ее, настолько Ангелина была поглощена любимым.
Но весна прошла и наступил август, который развеял все ее мечты, как дым, разрушил все надежды. В гидропарке на ее глазах Артур «зажигал» со своей подругой детства, их одноклассницей и хорошей общей знакомой Ульяной. Ангелина доверяла ей, а та предала ее, нанесла удар в спину, бес-стыдно строя глазки Артуру. В тот день Ангелина поняла, что нелюбима им. Да, он считал ее хорошим своим другом, приятной собеседницей в дороге, но, увы, не девушкой своей мечты. У него не было к ней влечения. И эта мысль убивала ее. В тот день Ангелина вернулась домой сама не своя, мрач-ная и обессиленная, убитая горем. Нет, она не плакала. Настоящую боль не облегчить слезами. Все оборвалось в ее душе, тяжелый камень лег на серд-це. Ничто более не радовало. Слишком неожиданным был этот удар, она со-всем не была подготовлена к нему.
Но впереди был новый учебный год и нужно было жить и учиться. И Ангелина нашла в себе силы, собрала все мужество и ушла с головой в учебу, чтобы только не думать об Артуре. Теперь она просыпалась и ка-ждое утро повторяла себе: «Он не любит меня». Но, увы, эти слова не до-ходили до ее сердца. Любовь не гасла. Ангелина по-прежнему не могла забыть его. Она решила изменить свою внешность, научиться правильно делать макияж, одним словом, покорить его снова, завоевать его любовь. Признать поражение – не в ее характере. Вскоре Ангелина узнала, что Артур вовсе не нужен Ульяне, та сама ей во всем призналась и попросила прощения. Они остались подругами. В душе Ангелина, конечно, продол-жала ревновать, но внешне была любезна с Ульяной.
Ангелина действительно изменилась, похорошела, расцвела. Чер-ные стрелки под ее небольшими глазами сделали их более выразитель-ными, голубой карандаш для век придал нежность во взгляде, пудра скрыла угри. Улыбка все чаще и чаще стала озарять ее лицо при встрече с Артуром. Ангелина простила его в надежде, что он забудет об Ульяне. Артур продолжал быть с ней любезным, расплывался при встрече в улыбке, большие серо-голубые глаза блестели во время разговора с ней.
И Ангелина поверила в чудо, в то, что у него воскресли прежние чувства и он забыл об Ульяне. Она вновь обрела счастье. Ревность про-шла. Ведь истинная любовь лишена гордости. Гордая по своей натуре, Ангелина уступила любви. Она давала Артуру свои конспекты по стати-стике, другим предметам, всячески старалась помочь ему, оказать под-держку. Убийство, свидетелем которого стала Ангелина, еще более сбли-зило их. Она продолжала ездить с Артуром в троллейбусе, главной темой их разговоров стало обсуждение этого случая.
Ангелина еще в школе увлекалась историей, литературой. Она сама не заметила, как у нее появилась потребность писать. И не просто дневник, а придумывать разные истории, сюжеты. И вот теперь, став свидетелем убий-ства, она написала об этом рассказ и назвала его «Глазами свидетеля».
«Пятницу, 23 октября 1998 года, Ия запомнила на всю жизнь. В тот день было только три пары. Она хотела зайти в библиотеку после занятий, чтобы подготовиться к семинару по психологии. Но судьба распорядилась иначе. Ее подруга Оксана принесла ей учебник по психологии, Ия решила ехать домой. В 1255 она со своей подругой вышла из первого корпуса ин-ститута. Довольно быстро добралась в родной микрорайон на окраине го-рода. Легкой походкой прошла по дороге, ведущей к дому. На ней был модный серый плащ, со звездочками на воротнике. Когда она появилась в нем первый раз, то девчонки-одногруппницы прозвали ее звездочетом. Ос-тановилась у двери подъезда и, как часто у нее бывало, долгое время не могла найти ключ от него в своей сумке. Конечно, Ия знала, что ключ у нее есть, но каждый раз его поиски отнимали массу времени.
Стоял теплый солнечный осенний день, во дворе играли дети, слышался лай собак, гудки автомобилей. Жизнь кипела. На скамье возле подъезда сидела пожилая женщина Лиля, соседка с 6-го этажа (Ия всегда с ней здоровалась и уважала ее, но самое интересное то, что она даже не знала ее отчества). Тетя Лиля предложила Ие свой ключ. По лестнице де-вушка всегда поднималась пешком, эта привычка у нее выработалась с самого детства и не потому, что боялась лифта, нет, просто ей так нрави-лось. К тому же, где-то за неделю до происшествия Ия застряла в лифте и решила больше никогда в нем не ездить.
Легко и беззаботно в тот день девушка поднималась по лестнице, строя планы на вечер и следующий день. Но то, что она услышала через не-сколько минут круто изменило все ее планы. Могла ли Ия знать тогда об этом? Поднявшись на лестничную площадку третьего этажа, она услышала шум, доносящийся из двухкомнатной квартиры, налево от лифта, располо-женной за черной резной металлической решеткой. Ия очень удивилась, ни-чего подобного ранее она не слыхала, хотя сотни раз проходила мимо этой квартиры. В ней жила бабушка ее бывшей соученицы – девушки Лены. Ко-гда Ия еще училась в школе, та часто прибегала к ней за помощью в реше-нии задач по физике, алгебре, геометрии. Ия никогда не отказывала ей, и у них сложились дружеские соседские отношения. В то время Лены в городе не было, она жила и работала в далекой Голландии. Ее бабушку звали Лиди-ей и жила она со своим младшим сыном Виктором, любителем выпить и, как потом говорили соседи, не раз колотил свою мать. Старший сын Сергей, отец Лены, года два назад умер от лейкоза. Его мать очень тяжело перенесла утрату сына и с тех пор очень сдала. Ия всегда с жалостью и болью смотре-ла на старушку-соседку с дрожащими руками и нервно подрагивающим подбородком. Ей всегда казалось, что та доживает последние дни. И не ошиблась. В ту роковую пятницу Ия услышала последние слова старушки (конечно, в тот момент она даже и не догадывалась об этом): «Сережа, не надо». Эти слова были произнесены женским голосом негромко и с моль-бой. Потом раздался грохот и наступила тишина. Услышав имя «Сережа», Ия удивилась, она подумала, что старуха бредит и вспоминает умершего сына, никто не звал на помощь, мужского голоса не было слышно. Ие это все показалось семейной бытовой ссорой. Только она не могла понять, кто такой Сережа. Да, в те минуты она даже не могла подумать, что стала свиде-телем убийства. Об этом Ия узнает позже. Впрочем, как и все люди на этой Земле, узнающие о своем будущем только тогда, когда оно наступает.
Будучи от природы очень любопытной, Ия, поднявшись на верхние ступеньки, опять спустилась и стала прислушиваться, глядя на эту квар-тиру. Но ни голосов, ни шума больше не было слышно. Не придав этому событию большого значения, Ия продолжила свой путь, поднялась на четвертый этаж, открыла одним-единственным ключом двери своей квартиры и оказалась дома. На пороге ее встречала только кошка Мур-ка – единственное существо, которому она отдавала в то время свою неж-ность и ласку. Раздевшись с улицы, Ия зашла в свою комнату, чтобы уз-нать время. Часы, еще давным-давно подаренные ей дорогим и любимым человеком, дедушкой, ныне уже покойным, стояли, что случалось неред-ко. Сколько раз отец делал ей по этому поводу замечание, но она была неисправима. Девушка посмотрела на свои наручные часы, они показы-вали 1355. Вот таким образом было установлено приблизительное время убийства. Благодаря ее любопытству и неряшливости.
В тот день Ие все никак не сиделось дома, так и хотелось пойти погу-лять на улицу. Хорошая погода, солнышко, неплохое настроение. Но гулять одной – скучно, а школьная подруга Снежана приходила домой ближе к пя-ти вечера. Сидеть и писать материалы по семинару Ие тоже не хотелось. И вообще, пока на улице светило солнце, ее нельзя было усадить за занятия. Только с закатом она успокаивалась и могла продуктивно заниматься уче-бой. Ия включила магнитофон «SANYO», поставила свою любимую кассету Михаила Шуфутинского и начала крутиться перед зеркалом в спальне роди-телей. Это было одно из любимых ею занятий. (Вряд ли какая женщина от-кажется от такого удовольствия, если ей позволяет время).
Около 1600 Ия собралась идти к Снежане, не успела еще закрыть двери своей квартиры, как увидела на лестничной площадке соседку с 6-го этажа, пожилую полную женщину с больными ногами. Ее звали Валя, а вот отчества ее девушка тоже не знала. Соседка беспокоилась по поводу того, что снизу поднимается дым и нужно определить, какая из квартир горит. Тетя Валя попросила Ию помочь ей. Движимая любопытством, де-вушка тут же спустилась на третий этаж, чтобы узнать, откуда распростра-няется дым. Каково же было ее удивление, когда она поняла, что клубы дыма идут из квартиры, где она недавно слышала шум. Ия стала звонить в звонок этой квартиры и соседней, где жила невестка бабушки Лиды, тетя Таня, жена ее покойного сына Сергея. Там никто не отвечал, даже не лаяла собака Лотта – старый черный пудель. Ия сразу вспомнила о шуме, словах старушки и поняла, что там что-то произошло.
– Надо вызывать пожарную, срочно! – воскликнула Ия.
Двери соседней двухкомнатной квартиры, направо от лестничного щита, открылись, на пороге стояла девушка лет пятнадцати. Она была очень взволнована.
– Я боюсь вызывать пожарную, за вызов нужно платить! Пойдите вызовите! – испуганно пролепетала девушка.
Да, она уже ясно поняла, что там, в квартире, произошел скандал, старушку могли избить и бросить без сознания, и та в любую минуту может задохнуться от дыма.
– Вызывайте скорую! Я слышала шум в квартире, – сказала Ия.
На шум и дым начали сходиться соседи. Ия бегала, словно белка в ко-лесе, между этажами. То поднимется на четвертый, то опять спустится на третий, побывала даже на пятом и в волнении и тревоге ляпнула роковые слова «Сережа, не надо» соседке с пятого этажа, старой женщине и хорошей знакомой их семьи, Тамаре Григорьевне, и снова спустилась в гущу собы-тий. Дым продолжал валить черными клубами из дверей квартиры. Ия на-стаивала, чтобы вызвали срочно скорую – жизнь человека была в опасности. В те минуты она даже не могла предположить, что совершено убийство, ни тени подозрения или предчувствия. Одна только мысль – пожар и одинокий, вероятнее всего, лежавший без сознания человек, нуждающийся в помощи. Впервые Ия почувствовала себя такой растерянной, ведь она могла спасти человеческую жизнь, и когда слышала шум, должна была понять: случилось что-то неладное. Пожар, суматоха, люди – Ия попала в стихию, ее любопыт-ство все больше и больше разгоралось. Она была в возбужденном состоя-нии, делилась своими соображениями с соседями.
– То Витька ее постоянно бьет, наверное, опять избил, ушел, а там что-то загорелось, – изложила свою версию соседям Людмила, блондин-ка лет сорока пяти, главная сплетница в подъезде.
– Но я слышала имя Сережа, а не Витя, – с настойчивостью сказала Ия.
Она не хотела, чтобы невиновного человека в чем-то обвиняли. Ведь там был какой-то Сережа.
И вот Ия снова стоит на лестничной площадке на третьем этаже, в эпицентре событий, и видит, как сосед с пятого этажа, Сережа, молодой привлекательный блондин, на два года старше ее, стремительно спуска-ется по ступенькам, открывает двери металлической решетки (Ия была удивлена, она даже не могла представить себе, что эти двери будут от-крыты), бросается к дверям злополучной квартиры, с силой дергает за дверную ручку и о чудо! Двери открылись.
– О, черт! – вырвалось у Сергея. Он был удивлен, отпрянув от двери, ведь двери открылись на него и он чуть не упал. Затем Сергей растворился во мраке дыма. Мгновенно черными клубами повалил из квартиры едкий дым. На этом любопытство девушки закончилось. Она быстро поднялась на площадку между этажами. Ия восхищалась смелостью Сергея, его реши-тельностью. В то время как рядом на ступеньках стоял бывший пожарник, здоровый «лоб» лет тридцати и спокойно наблюдал за происходившим, да-же не пытаясь чем-либо помочь, что до глубины души возмутило Ию.
Буквально через две минуты из квартиры выбежал Сергей, из глаз его текли слезы от дыма. Вполне спокойным тоном (что очень удивило Ию) он сказал: «Она там вся в крови, нож, в комнате накрыт стол». Затем он снова побежал в квартиру и вынес горящую подушку. Соседи начали заливать ее водой, а Сергей присел на корточки на ступеньках, ведущих вверх, и крепко сжал голову руками. И кашлял, кашлял от разъедавшего горло дыма. В тот момент Ия гордилась его поступком, ведь раньше она даже не здоровалась с ним. И не из гордости, а просто так. Оставаясь на своем наблюдательном посту, Ия увидела женщину средних лет в белом халате с небольшим чемоданом в руках. Это был фельдшер скорой по-мощи. Сергей уже стоял рядом с ней.
– Принесите ее сюда, я не пойду в квартиру, – чуть ли не брезгливо сказала Сергею фельдшер. Она стояла и не спешила оказать первую по-мощь человеку.
– Она вся в крови, я не могу, это ваша работа, – ответил Сергей. Не спеша, с неохотой фельдшер все же вошла в квартиру. Через несколько минут она вновь появилась на площадке и холодным тоном произнесла: «Там труп. Вызывайте милицию». Ия стояла, как вкопанная. Она не могла поверить словам медика. Значит, она стала единственным свидетелем это-го убийства, кроме нее никто ничего не видел и не слышал. А Ия слышала имя убийцы и уже успела всем разболтать. «Да, язык твой – враг твой. Твое любопытство тебя погубит», – сколько раз повторяла ей эти слова подруга по институту Оксана и оказалась права. Теперь весь подъезд будет знать о том, что Ия слышала имя Сережа и еще эти проклятые слова «не надо». Девушка вдруг испугалась за свою жизнь. Мало ли где сейчас нахо-дится неизвестный Сережа, может, он каким-то образом связан с кем-то из соседей и скоро узнает о том, что она все слышала. Как говорят: «У страха глаза велики». Но в тот момент Ия была очень испугана, сердце вылетало из груди, все тело дрожало от волнения. Страх за собственную жизнь пол-ностью овладел ею. Девушку уже не волновала эта старуха. Ия проклинала тот день и час, когда шла домой из института и стала свидетелем убийства, мысли разлетались в разные стороны. Она хотела спрятаться, чтобы никто ее не нашел и не приставал с вопросами. Все было очень интересно, пока она думала, что это всего-навсего пожар. Но узнав, что произошло убийст-во, Ия потеряла интерес к происшедшему. Пожар – это одно, но убийст-во – совсем другое. Удовлетворив свое чрезмерное любопытство, девушка решила вернуться домой. Но ее язык уже сделал свое «черное» дело. Во-круг соседи только и говорили о каком-то Сереже.
– Вот вы, наверное, мне и нужны, – доброжелательно обратился к Ие молодой человек в милицейской форме, когда она ключом открывала двери своей квартиры. Ия с испугом посмотрела на него и поняла, что дело принимает серьезный оборот. Пришла пора отвечать за свои слова и давать показания.
– Я боюсь, боюсь, – повторила она. Они спустились на третий этаж, там стояли еще несколько молодых мужчин в милицейской форме, двое было в штатском.
– Прошло немного времени, мы должны выйти на след, – с уверен-ностью сказал один из них, размахивая кожаной папкой.
Приятной наружности блондин стоял рядом с Ией и на весу на про-стом листе бумаги , подложив под него папку, писал с ее слов показания.
Ия очень волновалась, говорила нечетко, сбивчиво. Она утвержда-ла, что слышала только имя Сережа.
– Не бойтесь, имя еще ничего не значит. Главное – вспомнить сло-ва, которые были связаны с ним. Ну, вспомните, – настаивал работник милиции.
– Ия!
Девушка услышала свое имя и оглянулась, в трех шагах от нее сто-ял ее бывший одноклассник Дима Олейников. Он жил в одном доме с ней, только в другом подъезде. Ия слышала, что в этом году он закончил местную школу милиции, тем не менее была очень удивлена, встретив его здесь. Раздался дружеский хохот.
– У Димы и здесь девочка! – подшутили над ним его сослуживцы.
В конце концов, протокол был составлен и Ие оставалось только поставить свою подпись. Она пробежала глазами содержимое листа, да, она была согласна со всеми изложенными здесь фактами, кроме одной фразы – «шум борьбы».
– Я не знаю, что такое «шум борьбы», так как раньше никогда не слышала. Стук, грюк и все.
– Хорошо, – молодой человек зачеркнул эту фразу, после чего Ия расписалась.
– Я свободна?
–Да.
Ия чуть ли не пулей вылетела из своего подъезда, она не могла од-на находиться у себя в квартире, зная, что этажом ниже лежит труп. Кро-ме того, девушка не могла оставаться в одиночестве, ей необходимо было хоть с кем-то поделиться тревожными новостями, высказать свои мысли, предположения. Ия пошла к Снежане. Они жили в одном микрорайоне, учились в одной школе с семи лет, но стали подругами лишь в конце де-вятого класса. До этого Снежана училась в параллельном классе и они не знали друг друга. Впервые встретились в седьмом классе на городской олимпиаде по географии. Снежана тогда заняла первое место, а Ия – вто-рое. Снежана сразу заинтересовала ее. В восьмом классе Снежана пере-шла в их класс, они долго приглядывались друг к дружке, притирались, прежде чем их общение вошло в русло взаимного доверия и понимания. Именно Снежана привила Ие любовь к чтению романов Агаты Кристи, до этого Ия прочитала единственный роман писательницы «Убийство на поле для гольфа», который не вызвал у нее особого интереса к творчест-ву знаменитого мастера детектива. «Восточный экспресс», «Загадка Энд-хауза» – вот те романы, которые привели в восторг Ию. Она поняла, что романы Агаты Кристи учат логическому мышлению, заставляют думать, анализировать, а не гадать, как цыганка на базаре. Ие нравилось каждый раз вычислять преступника самой. Поначалу она ошибалась, но со вре-менем, после долгой практики чтения детективов, она научилась почти стопроцентно вычислять героев ее книг. Вот почему у Ии развился такой интерес к убийствам, вернее, к их расследованию. Еще в детстве дедушка ей говорил, что Ие нужно быть следователем. Да, она и сама знала, что способности у нее есть, не хватало только смелости. Уж слишком она была любопытна, обладала хорошей памятью и наблюдательностью, за-поминала каждую мелочь, привлекавшую ее внимание.
Сейчас Снежана училась на бухгалтера в сельхозинституте. Так что в будущем подруги должны были стать еще и коллегами. Снежаны дома не оказалось. Ия растерялась, не зная, что делать дальше. Потребность выговориться, выплеснуть все эмоции, что накопились в ее волнующейся душе, росла с каждой минутой. Недолго думая, Ия быстрой походкой от-правилась на местный рынок, где занимались торговлей родители ее бывшей одноклассницы Риты. Ее частенько можно было увидеть за тор-говым лотком. Ия надеялась встретить девушку и на этот раз. Да, выжить на Украине с каждым днем становилось все труднее и труднее, а количе-ство торговых точек увеличивалось с каждым днем.
Вместо Риты стояла ее мать, Галина Сергеевна. У Ии не было выбора. Она не могла больше ждать. Бурный поток эмоций и слов захлестнул ее ду-шу. Ия наконец освободилась от переполнявшей ее негативной энергии. Га-лина Сергеевна, спокойная, полная женщина сдержанно отнеслась к ее рас-сказу, посоветовала успокоиться, обо всем забыть и заниматься своими де-лами. Соседка по торговле дала Ие посмотреть альбом со свадебными фото-графиями, она смотрела на незнакомые улыбающиеся лица и не могла пере-ключиться от своих мыслей. Не могла выкинуть из головы совсем недавно произошедшее убийство. Ия решила снова зайти к Снежане. На этот раз до-ма были не только Снежана, но и ее родители. Выслушав от начала и до конца рассказ Ии, Марина Ивановна, мать Снежаны, посоветовала девушке полностью отказаться от своих показаний.
– Скажи, что ты шла и услышала имя Сережа, но не знаешь, откуда оно донеслось, может, с улицы, а может, из другой квартиры.
– Нет, я не могу прикидываться дурочкой. Ведь это – самая на-стоящая ложь. Я должна отвечать за свои слова. Я ничего не придумала, единственное, что я хочу, так это скрыть два слова «не надо» и все. А от имени Сережа я не откажусь в своих показаниях, – твердила Ия.
Здесь ее окружили вниманием и заботой, дали выпить валерианку. Она смогла позвонить своим родителям, которые в это время были у ее бабушки. После смерти дедушки мать Ии разрывалась на части между двумя домами. Квартирой, где жили ее муж и дочь, и частным домом, где она родилась и где жила ее старая больная мать. Один день Людмила Анатольевна проводила с семьей, другой – с матерью. И так день за днем в течение последних четырех лет. Эта «цыганская» жизнь не могла не от-разиться на ее здоровье. Людмила Анатольевна часто болела, быстро утомлялась, но продолжала трудиться из последних сил.
В эти напряженные для Ии минуты, она, как никогда, нуждалась в родительской теплоте, поддержке, ласковом материнском слове. Но мать, несмотря на отчаянный призыв дочери, так и не пришла. Через час дол-жен был прийти домой отец. В сердце девушки закралась обида. Мать оставила ее одну наедине со своими мыслями и волнениями до самого утра. Ия боялась, что не сможет ночью и глаз сомкнуть. Волнение не проходило.
На улице стемнело. Отец Снежаны проводил Ию до самой ее квар-тиры. Она боялась одна заходить в подъезд, ей не хотелось встретиться лицом к лицу с Виктором, сыном убитой. Девушка не исключала его возможной причастности к убийству.
Через полчаса пришел и отец Ии. Она в третий раз за день расска-зала всю историю без утайки. Тот пытался успокоить ее, заставить боль-ше не думать об убийстве. Ия ходила из одной комнаты в другую, пыта-ясь как-то отвлечь себя. Но бесполезно. Мысли о произошедшем убийст-ве не покидали ее. Не успела она хоть на мгновение успокоить себя, как около девяти вечера раздался настойчивый звонок в дверь. У Ии замерло сердце. Тревога с новой силой охватила ее. Отец открыл двери, на пороге стояли уже знакомый девушке молодой блондин с грузным высоким не-знакомцем средних лет в милицейской форме.
– Мы опять к вам. Извините за позднее время, но у нас работа та-кая. Дело в том, что я потерял ваши первые показания и теперь нужно будет составить новый протокол, – с мягкой улыбкой произнес симпа-тичный блондин.
У Ии отлегло от сердца. Она поняла, что теперь можно будет что-нибудь изменить и повернуть дело в другую сторону. Спустя несколько минут все присутствовавшие в квартире – и хозяева и незваные гости – расположились в зале.
– Вспомните еще раз хорошенько все, как было. Ну, давайте с са-мого начала, – сказал блондин. Другой незнакомец почти все время мол-чал, иногда вставляя слова по смыслу.
Ия сидела внешне спокойная, на самом деле все ее тело дрожало, словно в лихорадке. Возбужденным, чересчур эмоциональным тоном она давала показания.
– А вот соседка с пятого этажа говорит, что вы сказали ей, будто слышали слова «Сережа, не надо». Теперь говорите обратное. Вспомни-те, с какой интонацией они были произнесены. Был ли это испуг или крик о помощи, мольба, просьба? Что именно? Вспомните!!
Дрожа от страха, Ия прикинулась дурочкой:
– Понимаете, был пожар, суматоха. Я была слишком взволнована, могла что-то ляпнуть, совсем не придавая этому значения. Я не помню этих слов. К тому же, старушка могла что-то перепутать. У неё был сын Сергей, он несколько лет назад умер. Я думаю, может, она вспомнила его и стала звать на помощь с той интонацией, с какой кричат: «О Господи!»
Ия несла всякую чушь в подобном духе. Незнакомцы молча слу-шали, не перебивали ее, и это придало ей уверенности. В ходе разговора стало ясно, что следов взлома не обнаружено, украдены видеомагнито-фон, магнитофон и брильянтовая брошь, которую убитая показывала чуть ли не каждой соседке, хоть немного общавшейся с ней.
Около десяти незнакомцы удалились, еще раз извинившись за столь поздний визит и пожелав спокойной ночи. После их ухода Ия узна-ла от отца, что блондин имеет звание лейтенанта, а другой – сержант.
ххх
На следующий день, в субботу, Ие нужно было ехать на занятия. В полвосьмого утра она, полностью поглощенная мыслями о вчерашнем убийстве, стояла на остановке «Железнодорожная» в ожидании троллейбу-са. Людей было немного. Неожиданно она отвела взгляд вправо и столкну-лась с таким страшным взглядом незнакомца, что у нее похолодели руки. Это был седой человек, немного ниже среднего роста, в черной куртке с красной эмблемой на спине. Его жесткие глаза не смотрели, а убивали на месте. Нервная дрожь пронзила все тело девушки. Она интуитивно почувст-вовала, что он каким-то образом связан с убийством, его лицо ей было зна-комо. Не оставила Ия без внимания и ту деталь, что незнакомец нервно ку-рил сигарету, пуская дым вниз. Его явно что-то беспокоило. Пришел трол-лейбус, Ия уехала. Придя домой после занятий, она узнала, что к ней снова приходили вечерние посетители. Волнение не проходило. Единственное, что радовало, так это то, что в то время ее не было дома.
В воскресенье с Ией произошел курьез. (Впоследствии она любила рассказывать этот случай, как анекдот, но в тот момент испуг ее был ис-кренен.) Так вот, около трех часов дня Людмила Анатольевна с дочерью готовили обед на кухне, и вдруг несколько раз прозвучал звонок в дверь. Ия с замершим сердцем заглянула в дверной зрачок. У квартиры стояло пять амбалов в кожаных куртках.
И тут с девушкой началась истерика. Буквально минут за десять до этого звонка к ним в дом зашел молодой, щупленький, одетый в штат-ское, работник прокуратуры. Он постоял несколько минут, переминаясь с ноги на ногу в нерешительности, задал два-три вопроса без письменного оформления ответов на них и ушел. Сравнив внешний вид недавнего по-сетителя и тех, кто стояли за дверью, Ия пришла в ужас, всерьез решив, что это пришли убирать свидетеля, то есть ее.
– Не открывай, не открывай!!! – истерически крикнула девушка матери, когда та начала открывать дверь. Ия молнией вылетела на бал-кон, собираясь звать на помощь, в случае, если незнакомцы выломают дверь. И тут она увидела стоявшего внизу возле подъезда работника про-куратуры с другими незнакомыми в штатском.
– Это ваши здесь?! – окликнула Ия их с балкона. Те удивленно пе-реглянулись.
– Где?
– На четвертом этаже.
– Не знаем, – пожимая плечами, ответили они. – Сейчас проверим. Их неведение еще более укрепило в Ие уверенность в том, что те, пятеро за дверью, наемные убийцы или бандиты. В ее глазах стоял невырази-мый, непередаваемый словами ужас.
Уже спустя несколько минут Ия сидела за столом на кухне и давала официальные показания работнику прокуратуры, мужчине средних лет, с черными волосами, мрачным и строгим лицом, впалыми глазами, осунув-шимися щеками. Фиксируя ее показания на специальном бланке, время от времени он вставал, молча стоял одну-две минуты, затем садился и продол-жал писать. Речь его была сдержанной, холодной, без каких-либо эмоций. Он не давил на психику, не повторял десять раз слово «Вспомните», только молча писал все, что Ия говорила. На этот раз девушка воздержалась от сво-их фантазий. Она слышала имя Сережа без каких-либо особых интонаций или криков о помощи. Все факты были изложены сухо и точно в хронологи-ческой последовательности, начиная с момента выхода Ии за порог инсти-тута и заканчивая первой встречей с лейтенантом.
Людмила Анатольевна попыталась поддержать разговор с этим строгим, но благородным человеком:
– Работа у вас, наверное, интересная? Сколько хоть платят?
– Да, интересно было первые три года, потом, после ранения в но-гу, как-то интерес пропал. Держит только то, что хоть зарплату вовремя платят – 250 гривен в месяц.
После его слов сразу стало понятным его странное поведение – боль в ноге мешала ему долго сидеть.
ххх
В понедельник утром на остановке «Железнодорожная» царило оживление, начиналась новая рабочая неделя, каждый спешил сесть в за-битый до отказа троллейбус или маршрутку. Ия не была исключением. Примерно в то же время, что и в субботу, она вновь встретилась взглядом с таинственным незнакомцем. Тот внимательно изучал ее на расстоянии нескольких метров, затем перешел дорогу и отправился на завод. Эта встреча еще больше нагнала страха на Ию. При этом она не забывала о логике. Зачем человеку стоять на остановке, чтобы потом переходить до-рогу и идти на работу. Она была уверена, что он там работает. В тот же вечер Ия поделилась своими размышлениями с матерью.
В результате, во вторник Людмила Анатольевна простояла около 20 минут на этой же остановке в то же время и вот что ей удалось узнать. Во-первых, она сразу по точному описанию дочери узнала этого челове-ка; во-вторых, она стала свидетелем того, как он встретился с высоким крупным рыжеволосым мужчиной лет сорока пяти и передал ему боль-шую сумку, затем ушел на завод. Теперь нетрудно будет понять, от кого Ия переняла любопытство.
Вечером, во вторник, Людмила Анатольевна навестила соседей с пятого этажа – пожилую пару Алексея Тимофеевича, майора на пенсии, и его жену Тамару Григорьевну. Семья Ии на протяжении 15 лет поддер-живала дружеские отношения с этой парой. Ия и ее родители часто захо-дили в гости к старикам. Нередко и они обращались к ним за помощью в бытовых мелочах. Алексей Тимофеевич, несмотря на свой возраст (75 лет), вел подвижный, здоровый образ жизни. Рыбалка, охота. Любил по-говорить и пошутить, отличался большой любознательностью и наблю-дательностью. Ничего не мог пропустить без внимания.
В этот вечер он успел рассказать Людмиле Анатольевне много ин-тересного, что касалось убийства по двум причинам: первая – он был по-нятым, вторая – как уже было сказано выше, благодаря отличной памяти и наблюдательности.
Итак, пожилая женщина была убита арматурой по голове и ножом в спину, труп был обнаружен в коридоре недалеко от входной двери. В квартире царил беспорядок. Ее младший сын Виктор незадолго до слу-чившегося продал квартиру и переехал жить к матери, его вещи еще не были распакованы. Интерьер квартиры скорее напоминал вокзал или ба-гажное отделение. Причиной пожара стала резиновая перчатка, на кото-рую был поставлен включенный утюг. На кухне включен газ. Значит, убийца был заинтересован во взрыве. Милиция не обнаружила ни одного отпечатка пальцев, зато нашла оружие. Последнее обстоятельство стало причиной ареста Виктора. Оказалось, что убитая ездила торговать в Одессу. Эта новость просто поразила Ию. Она не могла представить себе эту слабую хрупкую женщину с полными сумками в руках или в рядах торговок на одном из одесских рынков. Ия еще раз убедилась в обманчи-вости внешнего образа. Нельзя судить о человеке по его виду и манерам поведения, надо знать, чем он дышит, живет, что его интересует, волну-ет, какие проблемы для него важнее всего.
На 15 суток задержали и Сережу – соседа с пятого этажа, как главного подозреваемого. Ия не могла даже предположить, что ее показания принесут столько хлопот и проблем мужчинам с именем Сережа, которые хоть как-то были связаны с убитой. Работники милиции не оставили без внимания и сварщика Сережу из ЖЭКа. Алексея Тимофеевича заинтриговал рассказ Людмилы Анатольевны о подозрительном незнакомце на остановке.
– Судя по указанным тобой приметам, я уже встречал этого чело-века. В прошлом месяце я возвращался из гаража и встретил возле подъ-езда незнакомца с велосипедом, тот хотел зайти, но я остановил его и спросил: «К кому вы»? Он ответил: «Я – друг Виктора с третьего этажа». Тогда я его впустил. Но это еще не все. Ты, Люда, говорила о крупном высоком мужчине со слабо выраженным интеллектом. Так вот, дня за три до убийства я видел, как Лидия Николаевна открывала дверь очень по-хожему на этого человеку. На следующий день я спросил у нее: «Кто это к вам заходил»? Она ответила, что электрик из ЖЭКа. Накануне у нее украли счетчик. Но я очень удивился. В нашем ЖЭКе таких электриков нет. Я их всех хорошо знаю. Тогда я, конечно, не придал всему этому большого значения, – сказал задумчиво Алексей Тимофеевич, потирая рукой нос. – Да, и Сережка – сосед наш как-то странно вел себя в день убийства. Обычно он хозяйством не занимается, малость с ленцой па-рень, а тут выхожу я из дома где-то в полчетвертого, вижу – сидит он на корточках и батарею красит. Пока я стоял и ждал лифта, слышу, вроде запах дыма. Сказал об этом Сергею, а тот ответил: «То, наверное, в подъ-езде тряпки горят». Мне его ответ показался странным, но устанавливать истину не было времени, я очень спешил в гараж покормить цыплят.
Где-то через неделю после этого разговора Людмиле Анатольевне от соседей по подъезду удалось узнать, что примерно через неделю после убийства на крыше дома работниками милиции был найден похищенный видеомагнитофон. Жители подъезда только и говорили между собой о случившемся, строили разные версии, предположения, но Ия не участво-вала в этих разговорах и старалась вообще не говорить на эту тему с кем-либо из соседей, опасаясь сказать лишнее. И вообще, в первые две недели после убийства Ия сильно изменилась. Стала замкнутой, скрытной, поте-ряла интерес ко всяким происшествиям, начала ездить в лифте, опасалась каждого шороха, незнакомцев в пустых переулках, то и дело оглядыва-лась по сторонам, когда шла по улице.
Но в один прекрасный день она реально посмотрела на вещи, чтобы осознать, чего именно или кого боится и как побороть этот страх. Все трезво взвесив и логически продумав, Ия, наконец, поняла, что ее страхи – плод больного воображения. С того самого дня ее страх как рукой сняло. Она вновь превратилась в энергичную и любознательную девушку, любящую поделиться с друзьями своими мыслями, новой информацией. Вернулась к своей старой привычке ходить пешком по лестнице. Повышенная нагрузка в институте все больше и больше отвлекала ее мысли от произошедшего убийства, но интерес к его расследованию у нее не пропал.
Долгими осенними вечерами Ия то и дело в разговоре с матерью возвращалась к этой теме, продолжая строить свои версии, пытаясь уста-новить истину. Ясно было одно – убийцу зовут Сережей. Но кто этот Се-режа – неизвестно. Задержание соседа Сережи на 15 суток вызвало у Ии подозрение, хотя до этого она бы никогда на него не подумала. Нет, она не могла представить себе, что этот добродушный парень способен на подоб-ный шаг. Здесь действовал, скорее всего, опытный преступник, возможно даже рецидивист. Ведь в квартире убийца не оставил ни одного отпечатка пальцев, а пожар был инсценирован для того, чтобы собака не взяла след. Да, это убийство было заранее спланировано и выполнено безукоризненно. Хладнокровный, расчетливый ум убийцы работал четко и без оплошно-стей. Ия склонялась к тому, что подозрительный человек на остановке больше всего подходит для этой роли. К тому же, через некоторое время Людмила Анатольевна случайно встретила на улице знакомого следовате-ля и тот сообщил ей, что у Виктора есть друг Сережа. Так что учитывая все вышеприведенные факты, особенно рассказ Алексея Тимофеевича, можно предположить, что подозрительного человека на остановке зовут Сережа, но если это действительно так, тогда без всяких сомнений он – убийца. Но у Ии не было никакого шанса узнать имя этого человека. Пове-дение соседа Сережи в тот день тоже было весьма странное и вызвало по-дозрение не только у девушки, но и у милиции. На каком-то же основании продержали его 15 суток в следственном изоляторе.
В двадцатых числах ноября около шести вечера покой Ии вновь на-рушил долгий звонок в дверь. На этот раз незваные гости оказались из уго-ловного розыска. Их после раскрытия очередного дела перебросили на это. В который раз Ие пришлось все повторить сначала, вернее, пережить. Голос ее дрожал, руки похолодели. Никаких письменных показаний давать было не нужно. Работники сыска хотели все услышать из ее собственных уст.
– Работал ли лифт в то время, когда вы слышали шум в квартире? – поинтересовались они.
– Да.
– А вы его пробовали вызывать? – спросил со строгим видом моло-дой интересный человек в черной куртке и шапке из кролика на голове. Он сидел на стуле возле двери в зале и, не спуская сосредоточенных глаз со свидетельницы, слушал ее рассказ. Второй гость, мужчина лет сорока, удобно расположился на диване. Он отличался простотой в обращении, непринужденным поведением, улыбался, о нем можно было сказать «душа-человек». Но еще неизвестно, кто из них обладал большей наблю-дательностью и проницательностью.
– Нет, – ответила Ия.
–Так, почему вы так уверены, что он работал?
– Потому, что как мне потом стало известно, в два часа дня соседи со второго этажа делали поминальный обед и все приглашенные на него жильцы нашего подъезда добирались туда на лифте.
– А он говорил, что лифт не работал! – вырвалось у «души-человека».
Его коллега промолчал в ответ. Затем Ию спросили, какого она мнения о Сереже-соседе с пятого этажа, замечались ли раньше за ним на-рушения общественного порядка. Девушка отозвалась о нем положи-тельно. Прощаясь с работниками уголовного розыска, Ия надеялась, что они ее уже больше не потревожат, но ошиблась, как всегда.
ххх
В пятницу, 11 декабря 1998 года, Ия в начале третьего пришла домой после занятий, через несколько минут к ней зашла соседка тетя Валя и пере-дала небольшой простой листок бумаги со следующим содержанием:
Сидорова Ия Викторовна
вам необходимо быть в
... городском управлении
ул. Н.Шоссе 19А остановка
«Железнодорожная» (бывшая школа моряков)
к 1600 11.12.98 г.
2 этаж, каб. 203 о/у Шаталер И.А. или Серебряный О.Ю.
Ия поняла, что дело приобретает серьезный оборот. Как ни стран-но, она отнеслась к этой повестке без тени страха. Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, девушка немало времени потратила на то, чтобы сде-лать себе макияж. В черном полушубке и белом шарфе на голове она бы-ла просто неотразима. Ия без особого труда нашла здание городского управления и около 1550 переступила его порог.
– Вы к кому, девушка? – с удивлением спросил ее средних лет де-журный в милицейской форме.
– Мне в 203 кабинет, – ответила Ия и подала дежурному повестку. Он пробежал ее глазами и тут же отдал девушке. Затем любезно сказал:
– Одну минуту, подождите, – он связался по телефону с тем, кто вызвал сюда Ию. – Да, хорошо, девушка уже пришла. Можете подни-маться, первый кабинет слева, я уже сообщил о вашем приходе.
Легкой и смелой походкой Ия поднялась на второй этаж, двери нуж-ного ей кабинета были открыты настежь. Только она успела переступить порог кабинета, как тут же услышала обращенные к ней слова незнакомца:
– Замужем, жених, любовник имеется?
Ия коротко и однозначно ответила: «Нет». Она с интересом окину-ла взглядом того, кто задал ей этот вопрос. Это был молодой интересный мужчина лет тридцати в куртке, он сидел на столе возле двери. Вел он себя немного развязно и нахально.
– Присаживайтесь. Сидорова Ия Викторовна? – с улыбкой произнес красивый молодой брюнет в черной кожаной куртке, сидевший за столом.
– Да, – робко ответила девушка. Она воспользовалась его предло-жением и огляделась вокруг. Голые белые стены, никаких портретов, по-лок, плакатов. Интерьер кабинета состоял из трех столов и двух стульев.
– А вы знаете, что к нам пришла записка, где говорится, что уби-вать будут буквой Г? Так что ваша квартира следующая, – шутливым то-ном сказал тот, кто сидел на столе. Ия не растерялась, она поняла, что это всего лишь шутка и поддержала разговор:
– Да, я тоже «Новой жертвы» насмотрелась, теперь всего боюсь.
– Так чего вы боитесь? – спросил сидевший за столом брюнет.
– Всего.
– Она Сережу с пятого этажа боится, – сказал другой.
– Нет, я никого не боюсь, – твердо ответила Ия. В ее словах явно отсутствовала логика.
Спустя несколько минут Ия, наконец, осталась наедине с симпа-тичным брюнетом. Она поняла, что именно этот человек ведет данное дело. Но кто он и как его зовут, до сих пор не знала. Он не имел чести представиться. Двери кабинета оставались открытыми.
– А теперь давайте серьезно поговорим. Итак, расскажите все, что вы помните.
– Но уже прошло много времени. Я не могу вспомнить все точно.
– И все-таки постарайтесь.
Ия начала говорить, молодой человек внимательно слушал ее, гля-дя прямо ей в глаза. Это смущало девушку, она стеснялась, тем не менее, продолжала смотреть в его большие темно-карие глаза. Она боялась опустить глаза и тем самым вызвать лишние подозрения. Впервые в жиз-ни ей пришлось испытывать на себе пристальный взгляд мужчины.
– Вспомните хорошенько, может, она говорила: «Сережа, не надо» или «Что ты делаешь»?
– Нет. Я слышала только имя Сережа, – настаивала Ия, начиная нервничать.
Ведь она лгала и поэтому ее голос терял привычную уверенность и




  © Автор: linaiv
  Лина Иванова
  Свидетельство о публикации № 14278
  (13.06.2017 / 22:28)
мне нравится 0
>>>
Рецензии на произведение (0)

Получить ссылку произведения

Проверить на плагиат
»Повести
»Большие произведения
»Проза
ритмология;мальтезе;Подай онлайн заявку, подключи нормальный в частном доме в Иркутске, не тяни.;олег иванов