1

Проза: Когда придёт Буряковая Лисица
Аксененко Автор: Сергей Аксёненко




Проза: Когда придёт Буряковая Лисица

Когда придёт Буряковая Лисица

НОВАЯ РЕДАКЦИЯ

Жила-была Белка Норушка. И отправилась она как-то на охоту. Наколола яблоко на свои иголки и отправилась. А навстречу ей Ёжик Попрыгайчик несётся. Не совсем чтобы несётся, а ползёт. Ползёт-ползёт, пень переползёт, ель переползёт, иву… там… тоже переползёт… такими мощными короткими ползками.
Говорит Белка Норушка Ёжику Попрыгайчику:
- Ты куда ползёшь, косой?
- Сама ты косая, – отвечает Ёжик Попрыгайчик, – я не ползу, а несусь. Я в Лес несусь… по делам… вот.
- Так понеслись вместе!
И понеслись они вместе.
Час несутся, два несутся, три несутся… К вечеру принеслись они к соседнему пню. Пень тот был с насестом. А там как раз ЗмЕюшка Ряба несётся. И снесла она яичко, да не простое, а с механическим секретом. И раскрыть этот секрет может лишь самый добрый в Лесу, самый мудрый и самый ответственный или ещё кто-то. А когда раскроет, то счастье всем будет… вот.
Вначале механический секрет хотели раскрыть Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик. И взялись они бить яичко. Ёжик бил-бил – не разбил, Белочка била-била – не разбила. Да и сама ГадЮшка Несушка – Змеюшка Ряба, пробовала раскрыть тайну яичка – да тоже не вышло.
Тогда Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик взяли у Змеюшки РябОй яичко с механическим секретом и понеслись искать самого доброго, самого мудрого и самого ответственного в Лесу.
Несутся они несутся – час несутся, два несутся, три несутся – наутро принеслись к ближайшей кротовине. А над ней Зоркий Крот величественно парит. Не совсем чтобы парит – из кротовины лишь его носик выглядывает. Но, так или иначе Крот гордо парил над кротовиной и озирал окрестности своим зорким оком. Высматривал, не покажется ли какая зверушка, может Белка Норушка, может Ёжик ненормальный какой-нибудь, или ещё кто-то. Кроту как раз запасы на зиму надо было делать – вот он и высматривал, чего б ему запасти.
Говорят Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик Зоркому Кроту:
- Слышишь, Зоркий, дело есть.
- У меня после ваших вчерашних делов голова распухла и хвост дыбом встал… Так что идите вы с вашими делами, сами знаете куда!
- Это не такое, это другое дело – яйцо одно надо разбить.
- А… ну эт другое дело. Яйца бить я мастак. Тащите его сюда – сказал Крот, а про себя подумал – «разобью яйцо и запасу его на зиму, хоть какая-никакая, а польза».
Притащили они яичко. А Зоркий Крот грациозно взмыл над кротовиной. Вообще-то он не полностью взмыл. Взмыла только его голова. А туловище, лапки и хвостик он под землёй оставил. Так – на всякий случай. Мало ли чего может случиться.
Подкатили Белка с Ёжиком яичко поближе к кротовине, чтоб Зоркому Кроту бить сподручнее было, и начал он его бить. Час бьёт, два бьёт, три бьёт, а разбить никак не может.
Говорит тогда Белка Норушка Ёжику Попрыгайчику:
- Наш Крот, может быть очень зоркий, очень сильный, но он вовсе не самый добрый в Лесу, не самый мудрый и не самый ответственный. Забирай, Попрыгайчик, у него яйцо и понеслись дальше.
И стали они яичко у Зоркого Крота забирать. А Крот уж в раж вошёл, бьёт его и бьёт, и Белке с Ёжиком не отдаёт. Пока отняли у него волшебное яичко, так он не только яичко – он Белку с Ёжиком успел побить. Правда и самому Кроту досталось по самые уши.
И понеслись Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком дальше.

А в это время, где-то далеко-далеко – за лесами дремучими, за морями гремучими, за песками зыбучими, за болотами вонючими, за полями родючими и за горными кручами, просыпалась БурякОвая Лисица. Почуяла видать, в своём яростном, неистовом, зелёном и злобном сне, что снесено уже заветное яичко, да не простое, а с механическим секретом. Почуяла Буряковая Лисица и поняла – настал её час, ибо чудесное яичко пришло в этот мир и больше не уйдёт отсюда, хоть ты бей его, хоть не бей, хоть ты кол ему на голове вытеши – всё одно – не уйдёт и будет пребывать в нём вовеки, пока Солнце не перестанет сиять, пока ветра не перестанут веять, пока реки течь не перестанут… Или пока его не испепелит Вечный Огонь. Ибо раскрыть тайну волшебного яичка может лишь самый добрый в Лесу, самый мудрый и самый ответственный, или ещё кто-то… БУРЯКОВАЯ ЛИСИЦА – вот кто!
Буряковая Лисица просыпалась медленно. Вначале она сладко зевнула, и покрылись зловонные болота мрачными тучами. А Буряковая Лисица уже открыла правый глаз – и помрачилось Солнце, открыла левый – и поблёкли звёзды…


Тем временем Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик неслись в поисках самого доброго, самого мудрого и самого ответственного в Лесу.
- Норушка… а Норушка, – сказал Ёжик, – ты ничего не замечаешь?
- А чего это я должна замечать, когда я несусь?
- Да похолодало что-то.
- И вправду, похолодало, а ещё, гляди – Солнце что-то потускнело…
- Да и звёзды что-то затуманились.
- А ты окудава знаешь, что они затуманились? Звёзды только ночью бывают. Они ведь ночные животные.
- А я только что в глубокий колодец посмотрел, когда мы мимо колодца проносились. Эти животные по ночам в небе летают, а днём спят себе в глубоких колодцах. Мне об этом ещё бабушка рассказывала. И вот, когда мы проносились мимо колодца, загляделся я на звёзды. Гляжу себе и гляжу, думаю о чём-то своём и вдруг… звёзды, ка-а-к затуманятся! У меня аж голова кругом пошла.
- Насчёт головы – это ты Зоркому Кроту спасибо скажи. Хорошо же он тебя стукнул! А вот звёзды это…
Белка Норушка не успела закончить свою речь, потому, что в этот миг принеслись они к зелёным лесным воротам. За теми воротами жил Баран Клыкан. Он как раз полакомился желудями, покрасил свои ворота масляной краской и стали они как новые. Стоит Баран возле ворот и смотрит на них. Любуется своей работой, значит.
Когда Баран Клыкан был молодым зверушки лесные, ящерки, змейки, насекомыши и птички небесные его сильно дразнили. Они сочиняли про него разные считалочки и дразнили ими Барана. Считалочки были глупые и очень обидные:

Баран Клыкан нашёл банан
Запрыгнул с ним в аэроплан
И полетел на океан
На океане жил Калан
Он подстрелил аэроплан
Барана посадил в чулан
В чулане спал большой Кулан
Который отобрал банан…

Сейчас Барана Клыкана уже никто не дразнит потому что он стал большой и сильный. Если что – в рог может дать, или там клык кому выбить, или клюв кому искривить, а то и хвост оттоптать. Раз одному сверчку скрипку сломал, когда тот на ней пиликал обидные считалочки. А ещё дал ему по морде и надкрылья погнул ему… вот.
Говорят Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик
- Клыкан, а Клыкан – помоги нам яйцо разбить.
- Отчего ж не помочь – помогу – яйца бить я люблю. Давайте его сюда.
Дали Белочка и Ёжик Барану Клыкану волшебное яичко. Баран прислонил его к своим воротам. Отошёл от них далеко-далеко, к самому ручейку. Потом – как разгонится и рогами по яичку – БАЦ!!! Разлетелись ворота в дребезги. А яичку хоть бы что. Стоит себе и стоит. Ещё бы. Ведь было оно не простое, а с механическим секретом.
И сказала Белка Норушка Ёжику Попрыгайчику:
- И этот не смог! Баран, конечно, и сильный и разгонистый, но он вовсе не самый добрый в Лесу, не самый мудрый и не самый ответственный. Понеслись, Попрыгайчик, дальше.
Забрали они яичко и понеслись себе дальше.

А в это время где-то далеко-далеко Буряковая Лисица уже ворочалась в чёрном ложе своём, в озарении кровавых предначертаний.

А Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик всё неслись и неслись. Они искали самого доброго, самого мудрого и самого ответственного в Лесу, того кто мог бы раскрыть секрет волшебного яичка. На следующее утро принеслись они к пруду, в котором жила Лягушка Бурёнка. Лягушка как раз только проснулась, и ещё нежилась в тёплой водичке, собираясь на завтрак – попастись на ближайшей лужайке.
- Привет, Бурёнка, – говорят Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком.
- Привет, – сонно промычала Лягушка Бурёнка.
- Как спалось? – зачем-то спросила Белка Норушка и тут же подумала, – «зачем мне знать, как ей спалось? И для чего это я её спросила?»
- Ква-а-ссно спалось, – ответила Лягушка. Вообще-то она хотела сказать «классно», но она не выговаривала букву «л» и многие другие буквы тоже. Поэтому говорила она мало, в основном мычала, вследствие чего все её считали очень умной и начитанной.
- Ты не разобьёшь нам яйцо, – теперь Белка решила не тратить время на расспросы о лягушачьих снах, она решила быть краткой и предельно конкретной.
- Кому из вас? – Лягушка тоже была предельно конкретной.
- Что кому? – не поняла Белка.
- Ну, чьё яйцо? – ещё конкретнее спросила Лягушка Бурёнка. Бурёнкой её прозвали после того, как она сильно забурела и стала конкретной-конкретной.
- Общее!!! – хором ответили Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик.
- Ну и где этот общак?
- Тут!
Подкатили Белка с Ёжиком к Лягушке яичко. Да не простое, а с механическим секретом.
И стала его Бурёнка бить. Надо сказать, что бить она была большая мастерица. Била-она-била – и руками била, и ногами била и головой била. Чем только она не била волшебное яичко! Даже приёмчики всякие показывала – хук слева там, хук справа, хук спереди, хук сзади, хук с переворотом, хук с надтреском, хук продольновыпендрёжный… плюс ещё один хук.
Как только она не била несчастное яичко! Да так и не разбила. Ещё бы! Ведь яичко это было не простое, а с механическим секретом.
Говорит тогда Белка Норушка Ёжику Попрыгайчику:
- Хоть наша Бурёнка в битье большая мастерица, хоть она сильная и конкретная, а не разобьёт она яичко! Видать и она не самая добрая в Лесу, не самая мудрая и не самая ответственная. Надо, Попрыгайчик, забирать у неё яйцо.
Еле они его забрали. Бурёнка то яичко ни за что отдавать не хотела, потому, что была очень конкретной. Уж если возьмется кого бить, то не перестанет, пока сама не устанет. И вот, наконец, Лягушка Бурёнка устала и пошла на лужайку – попастись немножко. На лужайке она капусту выращивала и хрен.
А Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик понеслись дальше. Искать самого доброго, самого мудрого и самого ответственного в Лесу.

А в это время по горам и по долам шла Буряковая Лисица. Она переплывала реки и моря, пересекала хребты и кручи, в предвкушении вожделения.

А Белка с Ёжиком всё несутся и несутся, вдруг видят – Коровка Квакушка на лужке мух сбивает своим хвостиком. Увидит летящую муху… тихонько подкрадётся… потом – ка-а-к подпрыгнет! И хвостом её по физиономии! Сбитая с толку муха пикирует в траву… А Коровка дружественно пожмёт ей лапку и к новой крадётся... Она так всегда делала после сытного обеда. Попасётся, наловит мух и айда в озерцо – нежиться в тёплой заводи. А озерцо возле её лужка было очень красивым. Всё в камышах, да в ивах.
- Здорово, Квакушка! – Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком поприветствовали Коровку.
- Как спалось? – неожиданно для себя добавила Белочка, и тут же подумала, – «и зачем я её об этом спросила?»
- М-м-морм-мальмо спалось – Квакушка хотела сказать, что спалось ей нормально, но она не выговаривала букву «н». Все другие буквы она тоже не очень-то выговаривала, но это не мешало ей быть очень общительной и почтительной.
- Я расскажу вам мой мовый сом… – начала, было, Квакушка.
- Не надо новых снов, – решительно заявила Белка, – ты нам лучше яйцо помоги разбить.
- Яйцо… это такое большое, зелёмое и пушистое?
- Нет – маленькое, белое и лысое. Вот на – бей!
- И зачем его бить?... Омо же такое красивое!
- Разобьёшь – тогда счастье всем будет… вот.
- Му, это другое дело.
И взялась Коровка бить яичко. Лихо забросила его себе на спинку и ка-а-к треснет по яичку хвостиком! На спинке у неё от этого синяк образовался, а яичку хоть бы хны. Целое-целёхонькое! И так его Коровка била и этак. И рогами и копытами, один раз даже выменем бить пыталась. И бодала она его, и кусала – ничего не получается.
Тогда Белочка шепнула Ёжику:
- Забирай у неё яйцо и понеслись дальше. Хоть Квакушка у нас и бодучая, и кусючая, но только она не самая добрая в Лесу, не самая мудрая и не самая ответственная.
Забрали они яичко и понеслись себе дальше.

А Буряковая Лисица двигалась к Лесу, к тому самому, где появилось волшебное яичко. По пути она разоряла города и сёла, сжигала деревья и птичьи гнёзда и неистово выла в буйной злобе своей. Мутным туманом стелилась её злоба по земле и заползала в души.

Тем временем Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик принеслись к стойлу лесному. А в этом стойле Сурок Горбунок стоит.
- Слышь, Горбунок, – говорят Белка с Ёжиком, – тут яйцо одно разбить надо.
Заржал Сурок Горбунок. Он был очень смешливым, поэтому постоянно ржал.
- И-хо-хо-хо! И-хи-хи-хи! И-ха-ха-ха!!! Кто ж это на ночь глядя яйца бьёт? Яйца по утрам бить надо… Утро вечера мудренее… И-хо-хо-хо! И-хи-хи-хи! И-ха-ха-ха!!!
Крепко задумались Белка с Ёжиком – и как это им раньше в голову не приходила такая простая истина.
А Горбунок всё ржал и ржал. Ему действительно было очень смешно. При этом Сурок потряхивал густой гривой и бил копытцем оземь. Копытцами он называл свои лапки. Он так сильно ржал, что совсем охрип, а потом вообще повалился на травку и начал кататься от смеха, да так закатывался, что Белка с Ёжиком порой теряли его из виду.
- И-хо-хо-хо! И-хи-хи-хи! И-ха-ха-ха!!! Хр… ху-ху-ху. Хр-р-р…
- Хватит ржать! – Белочка первой пришла в себя – она вспомнила, что они и по утрам тоже били яичко, но всё равно разбить его не смогли. Она поняла, что время битья ничего не значит в разгадке великой тайны волшебного яичка.
Но Горбунок никак не мог остановиться.
- Х-р-р-р… хе-ре-ре… хэ-рэ-рэ…
Тогда Белка Норушка схватила пустую канистру из-под бензина, сбегала к речке, набрала воды и вылила на Сурка Горбунка. Потом вдобавок ещё стукнула его канистрой, чтоб Горбунок быстрее успокоился. Сурок вздрогнул и затих.
- Это волшебное яичко, – сказала Белка. – Разбить его может только самый добрый в Лесу, самый мудрый и самый ответственный. Может, попробуешь?
- Ну так бы с-а-а-зу и сказали, – прохрипел Сурок. – Эт вы по ад-е-есу попали. Самый доб-ы-ый в Лесу, самый муд-ы-ый и самый ответственный – это я.
- Ну тогда бей.
И начал Сурок Горбунок бить яичко, да не простое, а с механическим секретом. Он снял с двери своей норки под стойлом большую зелёную подкову, прикрепил её гвоздями себе на копытце и к-а-к стукнет по яичку! Подкова – вдребезги, лапка ранена, а яичку – хоть бы что – целенькое-целёхонькое. Тогда Горбунок помазал раненую лапку зелёнкой, забинтовал её и начал грызть яичко своими алмазными зубками. Три зуба сломал, а яичку – хоть бы хны. Не поддаётся. Тогда Сурок взял яичко, залез на крышу своего стойла и со всех сил к-а-к бросит его о камни. Тот же результат. Камни вдребезги, а яичко целое. Не поддается и всё тут!
И сказала тогда Белка Норушка Ёжику Попрыгайчику:
- Хоть Горбунок у нас и подкованный в разных делах, хоть он и копытистый, но он не самый добрый в Лесу, не самый мудрый и не самый ответственный. Берём, Попрыгайчик, яйцо и понеслись дальше.
Забрали они у Сурка Горбунка яичко и понеслись дальше. А Сурок ещё долго-долго ржал в своём стойле, да так ржал, что копыта чуть не отбросил. Всё же весёлый был этот Сурок! Неудача нисколько не смутила его – он проржал всю ночь, а наутро пошёл к кузнецу чинить подкову. Потом, заглянул к каменщику – подлатать камни под стойлом. Затем, к стоматологу – вставить зубки. И напоследок, зашёл к хирургу, чтобы ампутировать ушибленную лапку. «Не беда – решил весёлый Сурок – скоро Белочка с Ёжиком найдут самого доброго, самого мудрого и самого ответственного в Лесу, он разгадает тайну яичка и счастье всем будет. Тогда у меня новое копытце вырастит, ещё лучше прежнего. Непременно вырастит моя новая лапка!»

А в это время Буряковая Лисица шла за волшебным яичком. По пути она творила немыслимые злодеяния, приносила всем чудовищные муки и страшные горести.

А Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком пронеслись всю ночь, и на следующее утро принеслись к деревянной будке. В этой будке была печка с лежанкой, за ней – норка и жила там Мышка Мурка, по кличке – Жучка. Звали её Муркой, а Жучкой прозвали потому, что очень хитрая была.
Белка Норушка постучала по будке.
- Жучка, Жучка – ты где?
- Тута! – промурчала Мышка из-под коврика.
- Что ты там делаешь?
- Подкоп рою.
Дело в том, что эта Мурка своим хвостиком взламывала замкИ в норках, дуплах и берлогах, обносила амбары, кладовки там всякие… тем и жила. В общем – она была лесной медвежатницей. Хозяева кладовок и амбаров вообще-то догадывались, кто их обносит. Они бы с радостью и так поделились с Мышкой. Её все очень уважали. Да и Мурке много не надо было. Самую капельку. Но все лесные жители знали, что Мышке нужно постоянно практиковаться, иначе она потеряет свою квалификацию и перестанет быть виртуозным взломщиком. Лучшим взломщиком в Лесу.
- Вылезай – дело есть, – позвала Белка Норушка.
Мышка вылезла из-под коврика.
- Ну.
- Яйцо одно взломать надо.
- Давай.
- На.
Мышка взяла волшебное яичко, повернула его острым концом, профессионально махнула хвостиком… и – тюк яичко прямо в темечко. Так аккуратно-аккуратно его тюкнула – точь-в-точь в самую макушку, кончиком хвоста. Сразу видно – Мурка была мастерицей своего дела.
В тот же миг, на противоположной стороне яичка, на тупом конце, из полированной поверхности показались одиннадцать кнопочек. На десяти из них были нарисованы цифры – от нуля до девяти. На одиннадцатой красовалась запятая.
Мышка внимательно оглядела клавиатуру.
- Да… – произнесла она после долгого молчания.
- Что «да»? – разом спросили потрясённые Белка и Ёжик.
- Об этом механическом секрете слышала я от своей прабабушки, а той её прабабушка рассказывала, что её прабабушка слышала от своей прабабушки, что той прабабушке её прабабушка…
- Жучка, а покороче нельзя… – перебила Белка Норушка, сгорая от нетерпения. А чтобы Мурка не обиделась, Белочка вежливо добавила:
- Мышечка, Мышенька, Жучечка – объясни нам. Только понятно, но кратко!
- В общем, число Пи набрать надо, тогда оно и откроется… Число Пи – десятичной дробью…
- Ка-а-кое такое число?
- Пи!!! – сердито пикнула Мышка.
Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик недоумённо посмотрели на Мышку Мурку, по кличке Жучка и ничего не могли понять.
- Жучка, а Жучка, – произнесла, наконец Белочка, – а ты можешь набрать это число?
- Попробую.
Мурка села на пенёк, обхватила лапками яичко и начала набирать кончиком хвоста цифры и запятую – 3,141 592 653 589 793 238 462 643 383 279 502 884 197 169 399 375 105 820 974 944 592 307 816 406 286 208 998 628 034 825 342 117 067…
А Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком сели на травку и стали наблюдать за работой Мышки Мурки, по кличке Жучка.
Вначале Мышка не торопилась и набирала по одному знаку в секунду, так что к концу первых суток она набрала 86 399 цифр и одну запятую – всего 86 400 знаков.

А Буряковая Лисица подходила всё ближе и ближе к Лесу. Она была свирепой и могучей. Казалось – ничто в мире не сможет остановить её свирепое могущество. Много храбрых полегло при встрече с Буряковой Лисицей. А не храбрых полегло и того больше.

Тем временем Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком сидели на травке и наблюдали за работой Мышки Мурки, по кличке Жучка. Наблюдали они наблюдали, да так устали, что глазки от сна слипаться стали. Наконец, Белочка не выдержала:
- Жучка, а Жучка – нельзя ли побыстрее?
- Попробую, – ответила Мурка и начала набирать в три раза быстрее. И за вторые сутки набрала она 259 200 цифр. Значит, всего за двое суток набрала 345 599 цифр и одну запятую – итого 345 600 знаков.

А Буряковая Лисица всё приближалась. И не было на её дороге ни одного живого существа, которое осталось бы живым после встречи с Буряковой Лисицей. Кровью и трупами был услан её мрачный путь. Путь самого свирепого воина – ПУТЬ БУРЯКОВОЙ ЛИСИЦЫ!

Тем временем Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком сидели на травке и наблюдали за работой Мышки Мурки, по кличке Жучка. Наблюдали они наблюдали, да так устали, что глазки от сна слипаться стали. Наконец, Белочка не выдержала:
- Жучка, а Жучка – нельзя ли побыстрее?
- Попробую, – ответила Мурка и начала набирать ещё в три раза быстрее.
И вот на третьи сутки, как только она набрала миллионную цифру – миллион первый знак, если с запятой, на поверхности яичка, между острым и тупым концом, между активизированной макушкой и клавиатурой, проступила загадочная надпись. Сразу, как только эта загадочная надпись проступила, из глубин яичка заиграл гимн. Белка Норушка, Ёжик Попрыгайчик и Мышка Мурка по кличке Жучка встали по стойке смирно, отдали честь и торжественно прослушали гимн.

А между тем, Буряковая Лисица приближалась. Это было видно по тому, что дни становились всё короче, ночи – всё длиннее, утра – всё туманнее, закаты – всё кровавее.

А Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик зачаровано смотрели на таинственные буквы.
Первой опомнилась Белочка:
- Жучка, а Жучка – а ты можешь прочесть?
- Попробую, – ответила Мурка и побежала в будку. Там она взяла «Толковый словарь Близя». Словарь этот действительно был очень умным и толковым, он был специально предназначен для расшифровки надписей на волшебных яйцах. Мышка взобралась на пенёк и начала читать при помощи этого словаря.
- Мене, мене, текел, упарсин, – прочла Мурка.
- И что это значит? – Белка не поняла ни слова.
- Ну если коротко – это яйцо предназначено для принесения счастья всему зверячеству.
- Кому, кому?
- Зверячеству!... Ну зверям всей Планеты. А также птицам, пресмыкающимся, земноводным, рыбам, костным ганоидам, двоякодышащим, кистепёрым, круглоротым, иглокожим, насекомым, многоножкам, паукообразным, моллюскам, брахиоподам, мшанкам, губкам, кишечнополостным, гребневикам, погонофорам…
- Жучка, а Жучка, а нельзя ли покороче… – перебила Белка Норушка, сгорая от нетерпения.
- В общем это яйцо может принести счастье ВСЕМ-ВСЕМ-ВСЕМ.
- Ну так бы сразу и сказала… Хотя об этом мы знаем. Про это ещё Змеюшка Ряба, нам сказала, а ей сказала её прабабушка, которой б этом поведала её праба… – тут Белочка опомнилась и прикусила язык.
- А как сделать, чтоб счастье всем было? – заговорил, наконец, Ёжик Попрыгайчик.
- Число Пи надо набрать.
- Так ты ж его уже набрала…
- Н-е-е-т – я набрала только его начало…
- Начало?!!!
- Да – только малюсенькую-малюсенькую частичку этого числа.
- Неужели оно такое огромное это число?
- Совсем оно не огромное – чуть больше трёх, но гораздо меньше четырёх.
- Оно больше нас, но меньше, нас с Бурёнкой, или там с Квакушкой? – снова включилась в разговор Белка Норушка.
- Да, – ответила Мышка Мурка, по кличке Жучка. – Вот если бы убрать запятую, число и вправду стало бы очень большим, но набрать его было бы легче. Нажать восьмёрку и повернуть яичко набок…
- Но число Пи вовсе не большое, – добавила Мышка, со вздохом.
- А почему же мы его за три дня набрать не смогли? – спросила Белочка.
- Потому, что оно волшебное! – догадался Ёжик. – Не может же простое число принести счастье ВСЕМ-ВСЕМ-ВСЕМ!
- Да… наверное волшебное… – согласилась Мышка, – во всяком случае – моей жизни не хватит, чтобы набрать его. Может только у моей пра-пра-пра-правнучки получится, если непрерывно набирать, да и у неё вряд ли. Наберёт его, наверное, только моя пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра…
- А другого пути нет? – перебила Белка Норушка.
- Есть.
- Ну и…
- Буряковая Лисица…
При этих словах, какая-то тревожная дрожь пробежала по верхушкам деревьев и всем трём зверушкам почему-то стало страшно.

А Буряковая Лисица с каждой секундой становилась всё ближе и ближе. Непомерной была её чудовищная сила, а её жуткая злоба – ещё непомернее. Она была царицей бурь, БУРЯ-ковая Лисица. Лисица бури и натиска!

Между тем, Белка Норушка с Ёжиком Попрыгайчиком испуганно смотрели на Мышку Мурку, по кличке Жучка и настороженно ждали продолжения рассказа.
- Тут написано, – неохотно продолжала Мурка, – написано, что она… ну в общем вы поняли кто она….
- Мы поняли, поняли! – в один голос закричали Белочка с Ёжиком. – Не называй её!!!
- Написано, что…

А Буряковая Лисица всё приближалась. Она чувствовала, что волшебное яичко уже недалеко и жутко хотела завладеть им. Если обнести заветное яичко вокруг Земного Шара, не отклоняясь ни на дюйм от линии экватора, то число Пи наберётся само собой и Буряковая Лисица будет низвергнута с поверхности Планеты. Вместе с ней исчезнет вся жадность, подлость, жестокость и лють. А тогда уж и счастье всем будет. Всем кто уцелеет! Зло пожирает само себя и Буряковая Лисица, в неистовой злобе своей будет низвергнута, как только овладеет секретом яичка. Она страстно рвётся в преисподнюю и будет сброшена в свою чёрную бездну, где она пребывала до сотворения мира и куда вновь вернётся, чтобы оставаться там вовеки-вечные. До скончания света!

- В общем здесь написано, – продолжала Мышка, – написано, что… она в общем то… может обнести волшебное яичко вокруг Земного Шара вдоль экватора, не отклоняясь, при этом ни на дюйм от экваториальной линии. Кроме неё этого сделать никто не сможет… чтобы, не отклониться ни на дюйм… Когда завершиться большой экваториальный круг, число Пи наберёт само себя…
- И тогда счастье всем будет?... – неуверенно спросила Белка Норушка.
- Ну… в общем то да… всем кто уцелеет.
- А кто не уцелеет?
- Ну… вообще-то… ещё никто не уцелел, кто вставал на её пути. Она найдёт всех кто касался этого яичка… и…
- И убьёт, – закончил Ёжик Попрыгайчик вместо Мышки.
- Ну… в общем то да. Зато потом счастье всем будет…
- Всем кроме нас, – мрачно подытожил Ёжик, – мы должны умереть… и тогда наступит счастье.
- Вообще-то… да, – неохотно согласилась Мышка Мурка по кличке Жучка.
- И что, нет никакого выхода? – заговорила, наконец, Белка Норушка.
- Вообще-то есть… не совсем чтобы выход, но есть.
- Ну… И… – Белочка давно привыкла к тому, что с Мышки надо буквально вытягивать каждое слово, пока её не прорвёт. А если уж прорвёт, то надо эту Мышку вовремя останавливать. Все знали, что Мурка, как говорят, «себе на уме», постоянно думает о чём-то своём, а когда обращает внимание на собеседника, хочет сказать ему всё сразу, чтоб не приставал больше. Поэтому Белка Норушка старалась быть как можно терпеливее.
- Вечный Огонь.
- Вечный Огонь?
- Да. Только Вечный Огонь может испепелить волшебное яичко. Когда оно исчезнет – Буря… в общем вы знаете кто. Тогда она развернётся и уйдёт восвояси.
- А она что уже пришла? – спросила Белочка.
- Она уже на подходе.
После этих слов наступила гробовая тишина.

И взалкала Буряковая Лисица в неистовой злобе своей. Она взалкала к Солнцу – и содрогнулось Солнце и вспыхнуло, как Сверхновая. Она взалкала к Морю – и содрогнулось Море и вышло из берегов. Она взалкала к Лесу – и содрогнулся Лес и покрылся мертвенно-бледной испариной.

Какое-то время Белка, Ёжик и Мышка молчали. Через восемь минут вспыхнуло Солнце, а ещё через две минуты зверушки услышали, как отдалённый вой пронёсся над Лесом, и увидели, что на деревья спустился мертвенно-бледный иней. Зверьки очень испугались, они навострили ушки и затаились.
- Это она? – чуть слышно прошептала Белка.
- Да, – также шёпотом ответила Мышка. – Она уже за сто восемьдесят километров отсюда.
- Как ты высчитала? – Белочка заговорила чуточку громче. Всё-таки сто восемьдесят километров это немало. Белка Норушка не знала, что Буряковая Лисица, при желании, может двигаться очень быстро.
- По свету и звуку, – ответила Мышка Мурка по кличке Жучка. – Я начала отсчёт сразу после солнечной вспышки, Солнце вспыхнуло сразу же после того, как она взалкала к нему. Свет от Солнца долетает к нашему Лесу за восемь минут, потому что свет летит со скоростью триста тысяч километров в секунду. Звук летит со скоростью триста метров в секунду. И он летел к нам ещё две минуты после того, как долетел свет. Значит, всего звук летел десять минут. А за десять минут он пролетит сто восемьдесят километров. Пока звук летел, иней успел осесть на деревья.

А Буряковая Лисица всё приближалась… Наконец, она подошла к опушке Леса и остановилась там. Она вычисляла точные координаты волшебного яичка и точное месторасположение всех животных, которые хотя бы раз прикасались к этому объекту.

Всем лесным жителям почему-то стало страшно и холодно. Особенно тем из них, кто пытался раскрыть секрет волшебного яичка. И вот они потянулись к Вечному Огню, чтобы согреться. Вечным Огнём называли большой костёр на главной полянке. Обитатели Леса постоянно подбрасывали в него дровишки и он никогда не гас. Поэтому центральный костёр так и прозвали – Вечный Огонь.

Тем временем Буряковая Лисица почуяла, что зверушки, а также Лягушка и Змейка направляются к Вечному Огню и взревела в злобном неистовстве. Поняла Буряковая Лисица, что те, кого она ищет, скоро сойдутся в одном месте. Вот там-то она и покончит с ними со всеми разом. Вот там-то она и отберёт волшебное яичко, ибо ни одно животное не могло противостоять несокрушимой мощи Буряковой Лисицы. И залаяла Буряковая Лисица. Далеко над Лесом разносился этот исступлённый лай, чудовищным эхом отражался от туч и уходил в преисподнюю.

А в эту минуту звери, амфибия и рептилия тихонько приближались к огню. Всем вместе, да ещё возле огонька, им было не так страшно. Притихшие зверушки, Лягушка и Змейка сели в тесный кружок, подвинулись ближе к костру и начали думать, как им быть дальше.

А в это время Буряковая Лисица двинулась в направлении полянки. Началась буря. Ветер гнул стонущие деревья и вырывал их с корнем. Гремел гром, била молния, шквалы пламени и дыма проносились над Лесом. Даже Вечный Огонь и тот чуть не погас. Вдоволь наигравшись, буря замолкла также внезапно, как началась. От этого стало ещё страшнее.

Животным возле костра очень хотелось, чтоб прекратился весь этот ужас. Но они понимали, что когда яичко будет брошено в огонь, то с мечтой о счастье для всего зверячества придётся расстаться. Хотя, с другой стороны своя шкурка ближе, чем всеобщее счастье. Со своей шкуркой тоже никому не хотелось расставаться.

А Буряковая Лисица между тем уже подошла к тому месту, где явилось на свет волшебное яичко. Одним ударом могучей лапы, она снесла с лица земли пенек, где Змеюшка Ряба снесла яичко. Разломав жилище Гадюшки Несушки, Буряковая Лисица злобно зарычала и пошла дальше.

- Ну так… это… – прокашлялся Зоркий Крот, – надо что-то решать.
Все молчали, ожидая того смельчака, который будет решать. Многие для себя уже всё решили, но сказать никто не решался.

А Буряковая Лисица в эту минуту размела кротовину, в которой жил Зоркий Крот, и пошла дальше. Она стремительно приближалась к полянке.

Тут подал голос Баран Клыкан. Он храбрился и хотел выглядеть очень смелым. Поэтому мужественно проблеял:
- А может мы это… товойт…
- Чего это товойт? – не понял Сурок Горбунок.
- Бе-бе-бе-б-б-б-бросим его…

В это время над Лесом раздался жуткий треск. Это Буряковая Лисица смела с лица земли новые ворота, которые Баран только успел поставить и разорила жильё Клыкана.

Баран Клыкан услышал, как ломаются его новые ворота и скорбно затих. Вместо него заговорила Лягушка Бурёнка:
- Я скажу конкретно. Скажу, то что все думают и боятся сказать, – на секунду она нерешительно замолчала, потом неуверенно продолжила. – Может… наверное… надо его… в… в… в… в общем… надо освободиться от яичка…

В это время высоко над верхушками деревьев пронеслись капуста и хрен. Это Буряковая Лисица разоряла огород Лягушки Бурёнки.

- Как освободиться от яичка? – не поняла Коровка Квакушка, с содроганием озирая полёт капусты и хрена в ночном небе.
- В ква… в ква… в квастёр его, есви конкретно, – Лягушка Бурёнка едва нашла в себе силы озвучить своё предложение, когда капуста и хрен скрылись за густыми ветвями.
- М-м-мельзя его в костёр, омо же такое красивое, – промычала Коровка Квакушка и грустно замолкла.

Над Вечным Огнём пролетали обрывки ив и камышей её озерца. Тех самых ив и камышей, которые Коровка так долго и любовно выращивала. Это Буряковая Лисица разоряла её жилище.

- Нельзя в костёр, – сказал Сурок Горбунок. Он сохранил бодрость, несмотря на ампутированную лапку и все другие неприятности. – Мы должны защищать волшебное яичко…
Сурок не успел закончить и сокрушённо затих.

Прямо в костёр упала подкова. Это Буряковая Лисица крушила стойло Сурка. Сокрушила она его за две секунды и двинулась дальше.

- Пусть решают Белочка, Ёжик и Змеюшка, – сказала Мышка Мурка по кличке Жучка. – Они принесли волшебное яичко – им и решать.

Едва Мышка успела закончить, как послышался звон цепей. Буряковая Лисица начала разорять будку Мурки и как раз взламывала будочную цепочку.

- Я не могу решать за вас, – прошептала Змеюшка Ряба, – я ведь лицо заинтересованное. Ведь это я его родила. Не совсем… чтобы родила… но именно через меня оно пришло в наш мир. Пусть Белка с Ёжиком решают, а я для себя всё решила.
Змейка старалась говорить спокойно, но в голосе её слышалась отчаянная просьба:
- Вы только не убивайте его! Пожалуйста! Не убивайте!
Закончив скорбную речь, Змеюшка свернулась в клубочек, спрятала мордочку в кольцах своего гибкого тела и тихонько заплакала.

А в это время Буряковая Лисица входила на полянку. Злобными кроваво-огненными глазами алчно и не мигая смотрела она на костёр.

- Я как Белочка, – сказал Ёжик Попрыгайчик, – как Норушка решит – так и будет.
Все посмотрели на Белку Норушку.
Белочка сидела молча и крепко сжимала волшебное яичко своими лапками. Оно казалось ей таким маленьким, таким беззащитным. Ей очень не хотелось бросать его в костёр и она только повторяла про себя: «Не брошу, не брошу, я всё равно тебя не брошу. Не брошу – что бы ни случилось!»
Вдруг всё затихло. Даже костёр замолчал и застыл на месте. Белка Норушка увидела, как глаза зверушек, сидящих напротив неё, округляются от ужаса. И в ту же секунду Белочка почувствовала у себя за спиной злобное и хриплое дыхание.

Буряковая Лисица была уже здесь. Она подходила к Вечному Огню. Двигалась совершенно бесшумно. К костру оставалось три шага. Ещё секунда и всё будет кончено…

Белка Норушка зажмурилась от страха и сжалась в калачик. Волшебное яичко она прижимала прямо к сердцу.
- Тук-тук-тук, – Белочка ощущала, как оно тревожно колотится в её груди. Вот-вот выскочит!
- Тук-тук-тук, – скоро всё закончиться.
И вдруг Белка Норушка услышала, что навстречу её сердечку забилось чьё-то бесконечно-доброе сердце. Белочка почувствовала – сердце бьётся внутри волшебного яичка.
- Вот он – секрет этого чудесного яичка, – поняла Белка Норушка. – Его не надо было бить! Его надо любить! Его секрет в великой любви.
Волшебное яичко оживало.
Это было видно воочию. Сразу стало теплее. Подул мягкий ветерок. Пламя костра забилось в привычном ритме. Забрезжил Восток. Ужасная ночь сменялась спокойным рассветом. Оживали птички и насекомые. Воздух потихоньку – вначале робко и неуверенно, потом всё смелее и смелее, наполнялся привычными звуками.
- Тук-тук-тук, – всё отчётливей и отчётливей билось сердце волшебного яичка.
Страх исчез.
Обитатели Леса поняли – нет в мире такой силы, которая могла бы победить эту доброту и ничего плохого больше не случится.
Никогда.

Сергей Аксёненко




Буряковая Лисица (апокрифы)

После того, как мой сын прочёл сказку «Когда придёт Буряковая Лисица», он сказал – «А что же Лисица? Просто испарилась и всё?». Естественно человеку такого возраста не мог понравиться философский конец сказки. Молодая душа жаждет битв, подвигов и возмездия злу.
Тогда для юных читателей я решил написать эти апокрифы. Хочу особо подчеркнуть – всё, что рассказано здесь – неправда, это лишь художественный вымысел автора. Сказка закончилась совсем по-другому. Именно так, как описано в её тексте. А это – лишь апокрифы.
Например, на самом деле БурякОвая Лисица самодостаточна – у неё нет и не может быть никаких помощников. Да и зверушки не могут с ней сражаться – силы слишком не равны. На самом деле Лисица и вправду испарилась, возможно даже она вернулась в свою бездну, куда так стремилась (ЗА ЧТО ЕЁ ВЫГНАЛИ ИЗ ПРЕИСПОДНЕЙ, АВТОР НЕ ЗНАЕТ – НАВЕРНОЕ, СЛИШКОМ ЗЛАЯ БЫЛА И ИСКУСАЛА ВСЕХ ПРЕИСПОДНИХ ЖИТЕЛЕЙ).
С другой стороны, в образе Буряковой Лисицы показано величие зла. Хоть злая, эта Лисица, но великая и могучая, прям Саурон, какой-то, а не Лисица. А ведь у зла не может быть величия. Зло всегда мелкое, мерзопакостное и паршивое. Поэтому неплохо было бы развенчать Лисицу и сбросить её с чёрного трона.
Волшебное яичко же, я думаю, не обидится на эти апокрифы – оно слишком доброе и весёлое, чтобы обижаться. Оно поймёт, что это просто шутка. Не обидятся, я думаю, и зверушки (ой простите! там ведь не только зверушки, то есть млекопитающие – там есть ещё земноводная амфибия – Лягушка и пресмыкающаяся рептилия – Змейка – эти, мне кажется, тоже не обидятся). Лесные жители просто посмеются вместе с нами.

Итак… АПОКРИФЫ.


Буряковая Лисица, стояла за спиной Белки Норушки и злобно торжествовала. Наконец-то она завладеет волшебным яичком! «Вот они сбываются все мечты! Лучший мой подарочек это ты!» – радовалась Лисица, предвкушая тот миг, когда она возьмёт яичко в свою зубастую пасть и обнесёт его вокруг Земного Шара.
Ещё она наслаждалась испугом животных замерших возле Вечного Огня. «Сейчас я их съем! – мечтала Лисица – с кого же начать? Наверное, начну вот с этого ишака!».
Лисица плохо разбиралась в биологии, поэтому ишаком, она назвала Барана Клыкана. «Закушу буйволом, – думала Лисица, глядя на Коровку Квакушку, – а червяк пойдёт на макароны….» Червяком она обозвала ЗмЕюшку Рябу. «А потом – сожгу всё здесь!» – злодейка развивала свои коварные замыслы. Она была очень жгучая, эта Лисица. Она сжигала всё вокруг и получала от этого огромное удовольствие.
Но прежде всего Лисица хотела забрать вожделённое яичко. Её острые клыки приближались к спинке Белки Норушки, которая по-прежнему сидела, сжавшись в комочек. Лисица хотела растерзать Белочку. «Этот хорёк на подкладку сгодится», – решила злодейка.

Ну и глупая же была эта Лисица – не знала несчастная, что ей сейчас предстоит!

Яичко трепыхнулось в лапках Белки, легко выскользнуло, сделало крутое пике и врезало Буряковую Лисицу прямо в лоб.

Ошарашенная разбойница от неожиданности прикусила язык и отлетела на 16 с половиной ярдов по направлению к ближайшим кустикам. За всю долгую жизнь её ни разу не били по лбу! Лисица несколько секунд не могла прийти в себя.

Но пришла. Могущественной и злобной была эта тварь, и она вовсе не собиралась сдаваться. Лисица издала боевой клич преисподних каратистов и яростно ринулась в бой. Она хотела произвести удар пяткой по яйцу – коронный приём матёрых ниндзя. Но яйцо без труда разгадало коварный замысел злодейки и мощным встречным ударом ушибло летящую лисичью пятку.
Разбойница взвыла от боли и отступила на исходную позицию.

Тем временем животные, сидящие возле костра, наконец, пришли в себя, и помчались на помощь волшебному яичку.

Но на полянку уже выруливали две танковые армии, три мотострелковые дивизии и четыре комплексные монтажные бригады Буряковой Лисицы. Она не теряла времени даром на исходной позиции, в ближайших кустах. Когда Лисица поняла, что без подмоги ей не обойтись, то разместила на всех своих интернет-сайтах условный сигнал «Наших бьют!!!», а также обратилась с пламенным воззванием к своим вооружённым силам по всем центральным каналам. И по нецентральным тоже.

Но к животным держащим оборону у Вечного Огня тоже пришла подмога – обитатели Леса (все как один!) поднялись на защиту своей Родины и Независимости!

И вот два могучих войска выстроились друг против друга… Наступила предгрозовая тишь…

Обе армии, следуя старинному обычаю, решили выставить перед боем поединщиков. Причём обычай этот запрещал главнокомандующим участвовать в таком поединке. Поэтому главнокомандующие – Волшебное Яичко (будем теперь писать его с большой буквы, раз оно у нас главком) и Буряковая Лисица – не могли быть поединщиками.

Наши… Так теперь будем называть тех, кто сражается на стороне добра, на стороне Волшебного Яичка. Хотя для Лисицы – «наши» это совсем не наши, а наши противники, но она заблуждается эта Лисица. Наши – это только НАШИ!

Так вот. Наши вначале хотели выставить в поединщики Барана Клыкана, как самого сильного (после Яичка, конечно). Баран вообще-то и не отказывался, но Сурок Горбунок (у которого только что выросла новая лапка) так рвался в бой, так горячо просился в поединщики, что Клыкану пришлось уступить своё место.

Враги… Так теперь будем называть тех, кто за Лисицу сражался, кто был на стороне зла. Так вот. Враги решили выставить своего самого свирепого (после Лисицы, конечно) бойца – Суслика Антилопоеда. Этот Суслик был начальником Генерального Штаба войск Буряковой Лисицы и её первым заместителем. Её левой рукой, вернее левой лапой (Лисица была левша).

Легко, как былинку, поднял Суслик Антилопоед тяжёлое копьё, надел богатырские доспехи и выступил из рядов чёрных полчищ.

Это был великий единоборец! Многих, очень многих противников сразил он перед строем. Могуч и свиреп был тот Суслик. Он был берсерком. В бою отличался исступлённым неистовством и кровожадной храбростью. А ещё он был ниндзя, самураем, салупаем, каратистом, дзюдоистом и боксёром, а также чемпионом мира по шахматам и стрельбе из гранатомёта. Лисица всегда делала ставку на Суслика Антилопоеда при игре в кости, карты, домино и другие азартные игры (ох! как же она их любила эти азартные игры). Всегда делала ставку и никогда не проигрывала. Ибо Суслик тот не знал поражений. Ростом он был шести локтей и пяди. Медный шлем возвышался на голове его. А одет он был в чешуйчатую чернёную броню, и вес брони его – пять тысяч сиклей меди. Медные наколенники на ногах его, и чёрный щит за плечами его и древко копья его, как навой у ткачей, а самое копье его в шестьсот сиклей железа, и пред ним шёл оруженосец.
И стал Суслик, и кричал к полкам лесных жителей, говоря им:
- Зачем вы вышли воевать? Не Антилопоед ли я? А вы кто такие? Выберите у себя поединщика, и пусть идёт ко мне. Если он может сразиться со мною и убьёт меня, то мы будем вашими рабами, если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами и будете служить нам.
И добавил Суслик Антилопоед:
- Сегодня я посрамлю полки врагов своих!!! Дайте мне поединщика, и мы сразимся вдвоем.
Он стучал мечом по щиту и надсмехался над лесными жителями.

И вышел из наших рядов отважный боец – Сурок Горбунок. И сказал он:
- Мы не рабы! Рабы не мы! И сами в рабство не пойдём и вас не возьмём, хоть одержим сегодня мы несомненную победу! Но не приемлем мы рабства в принципе! Ибо слово «СВОБОДА» начертано на наших скрижалях.
Закончив речь, Сурок стал смеяться над Сусликом и чёрными полчищами.
- И-хо-хо!
Хрустальным колокольчиком разливался его смех на полянке и вселял надежду в сердца храбрых.

Так началась знаменитая битва Сурка и Суслика. Великая битва запечатлённая в древних преданиях и старинных сказаниях всех племён и конфессий.

И двинулся Суслик Антилопоед навстречу Сурку Горбунку, и звук шагов его был подобен грому, доносившемуся из недр земных. Он был закован в чёрные доспехи и возвышался над Сурком, как башня, увенчанная короной, а его громадный чёрный щит, не имевший герба, простирался подобно грозовой туче. Горбунок же перед ним сиял, как звезда, ибо доспехи его были покрыты серебром, а лазурно-зелёный щит изукрашен изумрудами. И выхватил он свой меч, льдисто сверкающий Рингиль. Но вот Антилопоед занёс над Горбунком Гронд, молот подземного мира и обрушил его, как удар грома. Но отважный Сурок отскочил, а Гронд своей тяжестью расколол землю, и расщелина извергла дымный пламень. Много раз пытался Суслик поразить Сурка, но тот избегал удара, проносясь подобно молнии меж чёрных туч. Семь раз ранил он Антилопоеда и семь раз Антилопоед испускал крик боли от которого орды Буряковой Лисицы падали духом. Но вот силы Сурка истощились, и Суслик нанёс ему удар щитом. Тяжесть этого удара, была подобна тяжести рухнувшей горы. Трижды падал Горбунок и трижды поднимался вновь в изломанном шлеме и с разбитым щитом. Злобно торжествовали силы зла, видя эту сцену. Помрачились силы добра, наблюдая её. И вот Суслик Антилопоед занёс свой чёрный молот Гронд, чтобы нанести решающий смертельный удар Сурку Горбунку. Но Сурок из последних сил вытащил пращу и метнул камень, прямо в голову Суслику. Оглушённый Антилопоед рухнул наземь. Но во время падения, уже теряя сознание, он ухитрился выхватить копьё и метнуть его в Сурка. К счастью, Горбунок, носил на счастье подкову, которая висела на серебряной цепочке. Он верил, что подкова принесёт ему счастье. Особого счастья она не приносила, только мешала, болтаясь на шее. Но на этот раз она спасла ему жизнь. Копьё Суслика попало прямо в подкову. Удар был столь силён, что подкова впечаталась в грудь Горбунка и сломала ему три ребра. Он был тяжело ранен, но выжил…

Итак, битва поединщиков закончилась. Из рядов каждого войска вышли судьи и констатировали ничью. Потом они забрали раненных единоборцев, каждый своего, и взмахом красных флажков дали сигнал к началу сражения…

Обе армии тут же пришли в движение и начали сходиться. Сходились медленно, но неумолимо. И через три часа с четвертью два ощетинившихся войска были уже на расстоянии десяти саженей, фута и двух вершков. Залп лучников выбил из рядов сотни бойцов с каждой стороны, но он не смог остановить решимости наступавших. Вот раздался жуткий треск, то противники сцепились в рукопашной схватке. Ломались мечи, рассекая щиты; тупились сабли, круша шлемы. На тысячи и тысячи вёрст лишь искажённые лица воинов и боевые кличи.
А с высоты птичьего полёта открывалась грандиозная панорама битвы на лесной полянке. Величайшей битвы всех времён и народов!

Дымились подбитые танки и гаубицы, пылали падающие истребители и бомбардировщики. Плавились самоходки и зенитные установки, не выдерживая плотности огня. И тысячи, тысячи, тысячи… миллионы трупов!
А если бы мы поднялись ещё выше, то увидели бы, что всё пространство позади войск Буряковой Лисицы покрыто мраком на сотни и сотни лиг, вплоть до самого Западного Моря. Это всё новые и новые чёрные полчища двигались на помощь силам зла. Казалось, ничто в мире не сможет устоять против этой мощи. Но лесные жители дрались отважно.

В самом начале сражения была создана Ставка Верховного Главнокомандования, под руководством Волшебного Яичка. Ставка сразу же занялась разработкой стратегических планов. Для этого было решено провести военный совет в гнезде Филина. Гнездо так называлось потому, что до войны там жил Филин Пятачок. Филин любезно предоставил своё гнёздышко Яичку и другим членам Ставки, а сам ринулся в гущу боя, где тут же пал смертью храбрых. Пятачок ушёл из жизни незапятнанным, он не запятнал чести своего мундира! Поэтому на месте гибели Пятачка был торжественно открыт мемориальный комплекс, в центре которого соорудили памятник, под названием «Пятак с гранатой». Здесь в мраморе на небольшом пятачке земли, который удалось отбить у врага, был за-пят-о-члён Пятачок с бутылкой, содержащей какую-то мутную жидкость. Предположительно это была зажигательная смесь. Лесные жители, присутствующие при открытии мемориала, выступили с зажигательными речами и снова отправились на битву.

А совет в гнезде Филина в это время уже закончил разработку стратегических планов. Было решено: во-первых – ни в коем случае не отдавать противнику центр Леса – Вечный Огонь; во-вторых – главный удар нанести на правом фланге; в третьих – загнать врага в его логово и разбить там.

Укрепив позиции у Вечного Огня, Ставка сосредоточила основные силы на правом фланге. И вот началось наступление наших войск. Во главе шёл Баран Клыкан. Только здесь – на поле боя, обитатели Леса поняли, сколь велик был их могучий друг. Он как танк прорывался сквозь вражеские полчища! Клыкан наступал клином, излюбленным рыцарским строем. А если по-простому – он пёр свиньёй. Клыкан так глубоко вклинился в оборону противника, что у многих воинов Буряковой Лисицы наступала клиническая смерть. Их так заклинивало, что они и шевельнуться не могли. «Клин клином вышибают»: говорил Баран в таких случаях, вышибал заклиненных врагов своим клином и пёр дальше. Он шёл на Пролом, проламывая вражескую оборону. Через три часа упорного боя Пролом был взят нашими войсками, но Баран Клыкан на этом не успокоился и продолжал наступление. Он сокрушал целые топы воинов Буряковой Лисицы. Там, где Клыкан рогом боднёт – во вражеских рядах появлялась улочка, там, где клыком кольнёт – переулочек! И вот уже всё поле боя укрыто поверженными злодеями – падшими (так называются те, кто пал от удара рога) и павшими (так называются те, кто пал от клыка).

Однако Ставка Верховного Главнокомандования, допустила в своих расчётах одну стратегическую ошибку, которой не замедлили воспользоваться наши враги. Ставка слишком увлеклась наступлением на правом фланге, где было сосредоточено около 90-та процентов живой силы и техники. В результате оголился левый фланг нашего фронта – там осталось около 6-ти процентов войск. Был ослаблен резерв верховного главнокомандования – там осталось всего 3 процента, да и те находились в районе правого фланга. И, самое страшное, был оголён центральный участок фронта. На защиту центра смогли мобилизовать всего лишь 1 процент воинов. Здесь положение сложилось угрожающее. Враг упорно рвался к сердцу Леса, к его главному месту, к Вечному Огню. Силы обороняющихся таяли на глазах. Генеральный Штаб войск Буряковой Лисицы уже предвкушал победу. Для закрепления успеха враги высадили спецназ. Наша Ставка лихорадочно искала подкрепления, но найти не могла. И вот всё небо в районе Вечного Огня покрыто чёрными куполами парашютов. Оттуда, с высоты сорока лье, послышался зловещий бой барабанов. Это пошла в атаку конная воздушно-десантная штурмовая дивизия Буряковой Лисицы, под названием «Аленький цветочек». Бойцы «Аленького цветочка» отличались неимоверной жестокостью – пленных они не брали принципиально. Всем своим побеждённым противникам лютые штурмовики, опасно-буйные головорезы тут же перерезали горла, вспарывали животы, отрезали хвосты и уши. Спецназовцы были вооружены самым современным оружием. К




  © Автор: Аксененко
  Сергей Аксёненко
  Свидетельство о публикации № 14968
  (23.12.2017 / 20:33)
мне нравится 0
>>>
Рецензии на произведение (0)

Получить ссылку произведения

Проверить на плагиат
»Сказки
»Детская литература
»Проза