Стих: Айрены.- (Ованес Ерзнкаци.(примерно 1230—1293 г.г.))
garri190263 Добавлено: Garri Hakobyan





*****

Навеки блажен, кто всю свою жизнь в скорбях проведет,
кто плачет, крушась о тяжких грехах, всю жизнь напролет:
омывшая грязь в слезах, белизну душа обретет, —
а иначе где невеста наряд на свадьбу найдет?


Дан людям язык ! У честного он — что слиток златой;
единый язык в устах у людей, у змей же — двойной;
и ты, чей глагол сегодня — таков, а завтра — иной, —
как родич змеи проклятье ее дели со змеей.


О братья мои, прошу, коль пришли, пожалуйте к нам!
В юдоли земной, где дух подчинен слезам и скорбям, —
услада бесед — целебна, ваш вид — отраден очам.
Блаженные дни, когда довелось увидеться нам!


Мне не с чем сравнить наш мир: без конца и радости труд,
и добрый, и злой равно за черту сей жизни уйдут;
но все-таки ты ревнуй о добре, покуда ты тут:
не то из садов эдемских тебе листка не дадут.


Вера — оплот, коль она у тебя — наследный надел.
Взяв заступ и лом, ее сокрушить пусть враг подоспел,
пусть конников тьмы, ее обступив, шлют тысячи стрел, —
кто верит — плюет на выпады их, насмешлив и смел.


«Ты — путник», — скажу, коль ты до конца свой путь предречешь;
родился, в сей мир пришел, — расскажи, откуда идешь;
в чужой поселясь стране, не скрывай, как жизнь поведешь;
умрешь, погребут тебя, — объяви, куда отойдешь.


Ох, умники есть! А знающий толк, — найдется ль такой?
Подумал один и жемчуга нить метнул пред свиньей.
А что он свинье, которая грязь гребет день-деньской? —
Потопчет его и ранит тебя по злобе тупой.


Того, в чьих речах — изысканный вкус, достойным зовем:
речь пресная — сор, пусть даже несет сокровища в дом.
Бог мир сотворил — и землю с водой, и воздух с огнем —
и не отступил хотя бы на пядь от меры ни в чем.


Вот слово мое, — оно дорогим каменьям подстать:
тело твое — как лодка, а ум — безбурная гладь,
трезвая мысль — как кормчий — везет бесценную кладь;
и слава тебе, коль к берегу он сумеет пристать!


Грехи перечтя, рыдал я, сражен нечестьем своим.
Шел караван из мира сего, — я с ношей за ним.
Мне ангел у врат: «Куда ты идешь, печалью томим?
И ноша твоя — с тобой, а у нас нет места таким».


Превыше всего четыре моих совета блюди:
чужие грехи — прощай, а свои — нещадно суди;
Бога — люби и помни всегда, что смерть впереди;
всё зло победишь, взрастив мой наказ, как древо, в груди.


Кто странника прочь прогнал, — пусть уйдет в изгнание сам,
изгнанника жизнь пусть сам поведет по чуждым краям;
и пусть не вместить монет золотых его сундукам,
они для него — не больше, чем прах, в тоске по друзьям.


Как мope, наш мир: в него угодив, промокнет любой.
Без воли моей поплыл мой челнок в пучине морской;
уж берег вблизи, но скалы страшат и пенный прибой:
разрушится мой прекрасный приют и станет щепой.


В чужую страну идя, окажись премудрых мудрей:
всем угождай, — и цели своей достигнешь скорей.
Учись у дерев: разумно у них строенье ветвей, —
пустая — взнеслась, а давшая плод — склонилась под ней.


Увы мне, глупцу? Такого, как ты, я другом считал!
Безумец, тобой, кто хуже шипа, как розой дышал!
Да что же теперь пенять, коли я давно оплошал.
Но Бог милосерд: и я, наконец, с тобою порвал.


Телу в гробу душою упрек был брошен такой:
«Грешили вдвоем, а стыд за грехи — на мне лишь одной».
Ей тело в ответ: «Землей рождено, я стало землей;
а ты и досель теснима и днесь тяжелой судьбой».

*****




Добавлено: garri190263
(18.05.2015 / 16:54)
мне нравится 0
>>>
Рецензии на произведение (0)

Получить ссылку произведения

Проверить на плагиат
»Класики
»Стихи