Максим Лагашкин: «Мы с Робаком через многое прошли и теперь как братья»

0 0

Максим Лагашкин: «Мы с Робаком через многое прошли и теперь как братья»

В сериале «Воскресенский». 2020 г.

Фото: Первый канал

«У нас с Робаком было много в бизнесе такого, о чем я просто не могу говорить. Бывали сложные времена. На первом проекте в последний съемочный день у нас украли из машины сумку с зарплатой и с частью бюджета на новый фильм. И плюс еще материал, объемом на серию. Многие «друзья» тогда отвернулись», — рассказывает Максим Лагашкин, звезда проектов «Шторм», «Жуки», «Давай разведемся!».


— Максим, на вас в последнее время просто обрушилась народная любовь, и неудивительно. Друг за другом выходят крутые проекты. Как ощущение, когда вас знает вся страна?

— Не думаю об этом. Но, конечно, чувствую, что градус народной любви стал выше, особенно это проявляется в местах, где сконцентрировано огромное количество народа, например в аэро­портах. Мне издалека могут махать рукой и кричать фразу моего героя из «Жуков»: «Вонючий случай!» Хорошо, конечно, что слова моего героя пошли в народ, значит, попало в зрителя…


— Я была на вручении премии в области веб-индустрии, где «Шторм» получил целых две премии как лучший сериал. И он действительно лучший… Это правда, что сценарий писался специально для вас с Александром Робаком?

— Правда. Режиссер Борис Хлеб­ников как-то во время одной нашей встречи сказал: «Кстати, мы сейчас с Наташей Мещаниновой пишем для вас с Сашей Робаком историю». Проходит полгода — тишина. Все, кто хорошо знаком с Борисом Игоревичем, знают про него такую вещь: с ним достаточно сложно связаться. Ты можешь ему позвонить, а он тебе в лучшем случае перезвонит где-то через неделю, это нормальная вещь. Он такой человек, не любит телефон. Он любит уехать к себе в деревню, где у них с семьей дом, и там писать, и чтобы никто не отвлекал. Прошло полгода, опять встречаю Борю, и он говорит: «Ты не думай, мы не пропали. Просто переписываем сценарий». Я обрадовался, потому что с Хлебниковым работать — счастье. И на самом деле, в кино у меня все стало по-другому складываться после съемок в его «Аритмии» — как будто второе рождение… И вот Боря наконец позвонил: «Через две недели продюсеры просят пробы, но нам пробы не нужны. Это только для проформы». Мы приехали вчетвером — я, Саша, Аня и Аня (Михалкова и Котова-Дерябина), — сделали ансамблевые пробы для кинокомпании. Не прошло и месяца, как мы уже снимали в Кронштадте. Все было легко, несмотря на те тяжелые сцены, которые вы видите на экранах.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

14 + 15 =