Мединский кормит культуру с руки и требует лояльности

0 0

Министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский упрекнул деятелей культуры в их недостаточном проявлении лояльности к действующей власти.


Мединский кормит культуру с руки и требует лояльности

Напомню, осенью 2019 года актеры, режиссеры и просто неравнодушные граждане вступились за Павла Устинова, одного из фигурантов «Московского дела». Состоялась громкая акция солидарности с молодым актером, которому светило 3,5 года на зоне по абсурдному обвинению.

Видимо, настало время попенять деятелям культуры за их гражданскую позицию, чем со всей партийной ответственностью и занялся профильный министр.

«Ты лицо публичное, в какой-то степени лидер общественного мнения, по крайней мере, у части людей. Но если вечером со сцены ты выражаешь активное публичное недовольство действующей государственной властью, то, наверно, не очень логично утром, проснувшись, после завтрака идти к этой же власти с протянутой рукой за грантом и за государственной поддержкой твоих публичных выступлений против государственной власти. Не надо пытаться одновременно кормиться с руки и при этом исподтишка покусывать. Это нечестно!» — пожурил министр культуры творческую интеллигенцию.

Видимо, Владимир Мединский всерьез полагает, что выдача грантов и субсидий на различные проекты, кинокартины и спектакли — это добрая воля чиновника-партийца, а не техническая функция и обязанность государственного учреждения, деятельность которого финансируется налогами тех же деятелей культуры и граждан России в целом, которые вовсе не обязаны восхищаться теми или иными политиками. Они взаимодействуют с государством, а не с парткомами.

Министр, признавая за творческой интеллигенцией право на свободу мнения, тем не менее считает непоследовательным его публично излагать и тем более действовать в согласии с личными представлениями о порядочности, справедливости и здравомыслии.

Получил грант — отработай на медийном субботнике в соответствии с ранее утвержденной концепцией номенклатурного агитпропа. Эдакий национальный проект «Лояльность в обмен на деньги». Если же называть вещи своими именами — принуждение к политической проституции.

Философия циничного барства, к сожалению, весьма близка подавляющему большинству номенклатуры, от которой зависит распределение денег. Бюджетные средства отождествляются с их собственными или принадлежащими правящей партии. Вероятно, именно таким системным подходом и можно объяснить природу политических домогательств к деятелям культуры.

Примечательно, что отсутствие реальной политической конкуренции в стране и создает почву для подобной системной конструкции. Если бы министр и парламентарий знали, что каждое их публичное высказывание и действие неминуемо отразится на результатах следующих выборов, то у них даже и в мыслях не было бы подражать Людовику XIV и солидаризироваться с ним в тезисе «Государство — это я!»

Подобные ментальные проблемы отчего-то не возникают в других странах с устоявшимися представлениями о политической конкуренции. И на Западе государство поддерживает различные проекты в области культуры. Финансирует театры, иногда пытается дать преференции в национальном прокате своим кинематографистам. Правда, при этом чиновники не размахивают кувалдой, принуждая деятелей культуры к лояльности или того хуже — к политической проституции.

Выскажись чиновник в подобном ключе где-нибудь в Европе или в США, то в один миг был бы поставлен жирный крест на его карьере. Представить, что кто-либо из западных госчиновников заикнется о своем вмешательстве в творческий процесс или в репертуар театров, просто нереально.

Случись же подобное, партия, членом которой является чиновник, тут же избавится от такого репутационного балласта. Вылетит за общественно-политический контур в одно мгновенье, как пробка из бутылки.

У нас же — «особый путь». Только успевай восхищаться заявлениями министра и некоторых парламентариев, сильно переживающих за соответствие культуры их собственным представлениям о прекрасном.

Владимир Мединский искренне недоумевает, отчего же это голливудская «откровенная дешевая шняга» пользуется успехом у нашего зрителя и перманентно поражает кассовыми сборами.

«У нас сборов нет. А зачастую голливудское собирает. Это привычка ходить на голливудское кино. Надо переломить ситуацию», — заявил Владимир Мединский с решительностью эксперта по переламыванию проблем через колено.

Иными словами, с грамотным продюсированием в России пока «никак». Понимание чиновниками перспективности кинокартин в последующем прокате близко к ничтожному. Те же фильмы, которые все же окупают себя, требуют интенсивных ковровых рекламных бомбардировок потенциальных зрителей.

При этом еще и необходимо «наверху» демонстрировать финансовые показатели, которые бы подтвердили правильный курс министерства культуры. Разумеется, и в политическом плане вписались бы в тотемный тренд импортозамещения.

Видимо, в этой логике в министерстве культуры и родилась инициатива обязать прокатчиков (предпринимателей со своими финансовыми обязательствами перед собственниками и акционерами) значительно сократить в кинотеатрах количество сеансов иностранных фильмов.

Вот так взять и директивно нежно придушить и без того проблемный бизнес, который пока еще держится на плаву в крупных городах России за счет демонстрации американского кино. Что касается регионов, то министр уже рассказал, что план по созданию сети кинотеатров в малых городах с треском провален его же ведомством.

Тем не менее необходимо отдать должное министру культуры. Владимир Мединский откровенно сформулировал один из ключевых принципов отбора будущих обладателей грантов: «Хвали отчаянно и самозабвенно, помалкивай, когда это требуется, ибо не всякий просящий получает!»

Ну если, конечно же, не касаться совсем интимного, старого артиллерийского принципа «Ствол — чистый! Откат — нормальный!» А так, тезис министра аккурат укладывается в образ героя Евгения Евстигнеева из гениальной картины Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен!»:

— От вас что требуется, друзья мои?

— Ди-сци-пли-на!

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 − три =