Путин-2020: Последний шанс уйти достойно

0 0

Путин-2020: Последний шанс уйти достойно

На фото: президент РФ Владимир Путин во время выступления с ежегодным посланием к Федеральному Собранию РФ в ЦВЗ «Манеж» (Фото:
Вячеслав Прокофьев/ТАСС)

15 января президент Владимир Путин выступает с ежегодным посланием Федеральному собранию. Все традиционно — формат мероприятия, Манеж, около 1000 приглашенных. Необычна дата — никогда раньше послание не оглашалось так рано. И это, несомненно, знак, что выступление важное.

Судите сами. Десять лет подряд, с 2008 по 2018-й послание зачитывалось в конце года — в декабре или ноябре. Но в 2018-м дату сдвинули на март — чтобы Путин мог поделиться с парламентариями своей предвыборной программой. Кульминацией выступления тогда стала демонстрация на большом экране нового российского вооружения.

О чем, сопоставимом по важности, мог бы заявить Путин сейчас?

Возможно, послание важно, прежде всего, для самого президента. Срок его полномочий истекает в 2024 году. Некоторые политические инсайдеры, например, лидер КПРФ Геннадий Зюганов, намекают, что возможны досрочные выборы.

И для Путина, надо думать, во весь рост встает вопрос: каким правителем он останется в истории?

Да, внешнеполитические успехи Кремля несомненны. Но все же для большинства россиян та же война в Сирии — глубоко периферийный сюжет. На второй план отошло, стерлось из-за негатива пенсионной реформы, даже триумфальное возвращение Крыма в состав России.

А главное, за пять последних лет люди устали от падения доходов, от нарастающего ощущения безнадеги и постепенного обнищания. И в народной памяти правление Путина может запомниться именно этим. Недаром в фильме «17 мгновений весны» закадровый голос рассуждает, что «запоминается последняя фраза — это Штирлиц вывел для себя, словно математическое доказательство».

Вряд ли Путин хочет такого финала. Значит, в послании президент мог бы задать новый тренд до 2024 года, чтобы ситуацию исправить. А для этого — озвучить ряд инициатив социального характера, не менее резонансных и впечатляющих, чем демонстрация новых вооружений в 2018-м.

Еще 4 января Владимир Путин заявил, что намерен затронуть проблему стагнации реальных доходов граждан. Он также сообщил, что намерен обратиться к теме преодоления бедности. В этом направлении — в теории — возможно несколько сценариев.

Было бы здорово, конечно, если бы президент обрушился с критикой на правительство и премьера Дмитрия Медведева. Если бы заявил, что кабмин обманул и его лично, и население — и отменил бы пенсионную реформу. Тогда бы рейтинг главы государства, не исключено, вернулся бы к «крымскому» уровню.

К сожалению, этот вариант маловероятен. Путин, как известно, своих не бросает. А критику со стороны гражданского общества расценивает как недопустимое давление на власть.

Между тем, вопрос пенсионной реформы — это как раз вопрос перераспределения между трудом и капиталом примерно 2% ВВП. И проблема здесь в том, что в России налоговая система, а также система социально-страховых взносов построены в пользу богатых.

Нормальная система взносов на социальную защиту устроена так. Пока доходы гражданина низкие, он платит плоский подоходный налог, плюс для него действует плоская шкала страховых взносов. Если же доходы значительно превышают средние по стране, идет регресс социальных страховых взносов — их ставки снижаются. Но одновременно, что чрезвычайно важно, растут ставки подоходного налога.

Это значит, помимо отмены пенсионной реформы, Путину было бы правильно анонсировать введение прогрессивного подоходного налога.

Еще осенью 2016 года вице-премьер Ольга Голодец заявляла, что правительство готово ввести прогрессивный налог на доходы ради борьбы с бедностью. По ее словам, необеспеченные слои населения стоит освободить от уплаты НДФЛ. Да и глава Минфина Антон Силуанов подтверждал тогда, что прогрессивная шкала налога на доходы физлиц может быть восстановлена после 2018 года. В 2018-м не случилось — может, Путин приберег эту меру на 2020-й?

А еще было бы неплохо, если бы президент увеличил расходы на здравоохранения и образование — на инвестиции в человеческий капитал. Потому что без этого рассчитывать на нормальное развитие страны вообще не приходится.

Так что же нужно сделать Путину, чтобы оставить о себе добрую память?

— По Конституции, граждане РФ равны друг другу, в том числе, в мере ответственности перед государством — именно на это следует обратить внимание президенту, — считает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. —  Ответственность проявляется в том, сколько мы государству отдаем за его услуги — социальные, оборонные. Сейчас у нас за все платят бедные, а богатые норовят не платить.

Напомню, если у гражданина зарплата меньше 85 тысяч рублей в месяц, то из его фонда оплаты труда государство забирает 40% (13% НДФЛ плюс социально-страховые взносы). Если он богатенький — его доходы составляют несколько миллионов рублей в год — то тогда с него берут не 40%, а всего 27%. Если же гражданин занимается тем, что зарабатывает с помощью участия в доходах от капитала — то как считать: если с налогом на прибыль, то забирается 30%, а если корпоративный налог на прибыль не считать, то забирается всего-навсего 13%.

Такое послабление для самых богатых, замечу, было сделано недавно — в начале 2010-х годов, когда был отменен налог на дивиденды. Поясню: изначально платился налог на прибыль, потом налог на дивиденды (по двум разным ставкам — для бенефициариев иностранных и местных; только после уплаты этого налога местные бенефициарии платили НДФЛ).

Но в начале 2010-х тихой сапой, мимо внимания общественности, налог на дивиденды был отменен. А в Налоговом кодексе появилась статья о налоге на доходы физических лиц, полученных от участия в капитале.

Таким образом, чем больше доходов человек в России получает, тем меньше он отдает государству.

«СП»: — Принято считать, что у нас капитализм устроен, как на Западе. Там тоже богатые платят меньше?

— Весь западный мир построен совершенно наоборот. До уровня порядка 2 тысяч евро (или долларов) в месяц люди платят НДФЛ и страховые взносы. Потом страховые взносы они перестают платить, но резко возрастает НДФЛ — по прогрессивной шкале. Принцип прост: чем выше доходы — неважно, как они получены — тем больше социальная ответственность.

В России этого нет. У нас обсуждается оригинальная схема: освободить лиц с низкими доходами от НДФЛ, зато всем остальным плоскую шкалу НДФЛ поднять. Варианты разные — поднять с 13% до 16%, либо до 18%.

Почему избран такой путь — непонятно. На мой взгляд, здесь просматриваются «уши» наших финансовых властей, которым неохота возиться с учетом индивидуальных доходов. Плоский налог проще собирать — и это обстоятельство оказывается принципиальным, хотя это совершенно контрпродуктивно.

«СП»: — А вы считаете, прогрессивный налог собирать в России возможно?

— Есть такой персонаж — Аль Капоне. Все знают, что его посадили за неуплату налогов. Но мало кто знает: это стало возможным, потому что президент США Франклин Рузвельт ввел в тот момент прогрессивное налогообложение.

Это означало, что каждый американец, если он выходит в тратах за рамки витальных потребностей, заполняет налоговую декларацию. И сам считает, сколько он должен уплатить налогов.

Тонкость в том, что для уплаты НДФЛ по плоской шкале лишь нужно агрегировать доходы, и вычислить процент налога. А если у вас прогрессивная шкала, нужно, наоборот, дезагрегировать доходы, и указать их источники.

И получается простая штука. Скажем, вы — министр областного правительства субъекта РФ с зарплатой 3 млн. рублей в год. И если в кассе обладминистрации удержали с этих денег 13% НДФЛ, вы имеете полное право указать в налоговой декларации лишь имущество. Ну, возможно, еще доход от пары лекций, прочитанных в местном вузе. И все — вы чисты перед законом.

А прогрессивный налог подразумевает следующее. Вы должны составить подробную налоговую декларацию (самостоятельно или с привлечением консультантов — дело ваше), и указать источники помимо заработной платы.

И если теперь окажется, что расходы министра облправительства не 3 млн. рублей в год, а 30 млн. — значит, он уклоняется от уплаты налогов. Именно на этом поймали Аль Капоне — на том, что доказанные расходы не соответствовали тем источникам дохода, которые он указал в декларации. В итоге, Капоне посалили, и он тихо сгнил в тюрьме от имевшегося у него сифилиса. А убийства с его участием так и не доказали. Ни бутлегерства, ни грабежей — ничего.

«СП»: — То есть, Путин должен стать немного Рузвельтом?

— Мы не дошли еще до стадии Рузвельта, который говорил о прогрессивном налогообложении. Но давайте дойдем хотя бы до стадии «нивелиров» — была такая ранне-социалистическая сетка. И скажем: если мы, скромные обыватели и работяги, платим со своих доходов 40% — так пускай все остальные платят те же самые 40%.

Как финансовые власти разберутся, что в этой композиции НДФЛ, а что страховые взносы — это их проблемы. Но пусть будет так: если ты живешь на территории России и получил 1 рубль — отдай государству 40 копеек.

Вот что мог бы сделать Путин. А еще он мог бы сказать: давайте, кроме того, посчитаем, и с тех, кто получает ниже медианной зарплаты в 25−27 тысяч рублей, будем брать не 40%, а всего 30%.

А можно сделать иначе — сделать так, чтобы у этих граждан «ниже медианы» выросли страховые взносы: оставить им планку в 40%, но только 5% из них пускать на НДФЛ. Ведь за счет того, что у этих людей маленькая зарплата, у них накапливаются маленькие пенсионные права. А если повысить страховые взносы, пенсия у этих граждан будет ближе к средней, а не к прожиточному минимуму.

Вот если бы это Путин объявил — он точно бы оставил после себя хорошую память. Но для этого президент должен во всех этих вопросах разбираться. А у меня есть сильные сомнения, что у главы государства есть время для этого, а у его окружения — желание ему все это разъяснить.

Власть: Геннадий Зюганов: Правительство Медведева обанкротилось

Новости политики: Кудрин назвал эффективный способ борьбы с бедностью

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

одиннадцать + 6 =