Сорок лет Бородина: худрук РАМТа отмечает театральный юбилей

0 0

Человек экспериментов, открытий и новаторства

10 января исполняется ровно сорок лет, как Алексей Бородин руководит Российским академическим молодежным театром. За эти годы на сцене РАМТа он поставил тридцать пять спектаклей от Диккенса до Акунина, от Шекспира до Стоппарда. Сочетание классики и современности всегда привлекало режиссера. Вот и сегодня Бородин репетирует «Горе от ума» и одновременно планирует ставить роман Алексея Варламова «Душа моя Павел», а также новую пьесу Тома Стоппарда «Леопольдштадт».

Сорок лет Бородина: худрук РАМТа отмечает театральный юбилей

Алексей Бородин.

Алексей Бородин родился в китайском городе Циндао. Тогда, в 1941 году, эту территорию оккупировали японские войска, и она относилась к несуществующему ныне государству Маньчжоу-Го. В 1968-м будущий режиссер окончил ГИТИС, где учился на курсе легендарного Юрия Завадского и Ирины Анисимовой-Вульф. Семь лет — с 1973-го по 1980-й — Бородин руководил кировским ТЮЗом, а затем возглавил Центральный детский театр, который в 1992 году был переименован в РАМТ.

РАМТ Бородина — это пространство экспериментов, открытий, новаторства в сочетании с традицией. Взять хотя бы спектакль «Последние дни» (2018) — театральный пасьянс по произведениям Пушкина, Булгакова и Акунина. Разные эпохи и совсем разные авторы сходятся на одной сцене. Из такого переплетения веков, стилей и драматургических принципов Бородин выстраивает целую цепь исторических явлений, когда столь отличные на первый взгляд времена отражаются друг в друге.

Именно Бородин первым на русской сцене поставил знаменитую трилогию Тома Стоппарда «Берег утопии» (2007) — 8 часов сценического действия, более 70 персонажей, 35 лет истории. Впервые в мировой театральной практике все три части — «Путешествие», «Кораблекрушение» и «Выброшенные на берег» — были выпущены одновременно, игрались в один день и держались в репертуаре РАМТа 10 сезонов. Размышление над противоречивой натурой интеллектуалов и мечтателей, готовых, как заметил Достоевский, исправить карту звездного неба, представлено и в другом творении британского драматурга «Проблема», который Бородин также блистательно поставил на сцене РАМТа в минувшем году.

«В премьерном спектакле нет проблемы ни с актерским ансамблем — всегда сильный, с яркими работами, даже маленькими (Татьяна Матюхова, Илья Исаев, Александра Розовская, Янина Соколовская, Андрей Бажин, Нелли Уварова, Дмитрий Кривощапов), — ни с умением выстраивать такую конструкцию спектакля, где идеально сбалансированы все элементы», — писала наша газета об этом спектакле.

Сорок лет Бородина: худрук РАМТа отмечает театральный юбилей

Алексей Бородин с директором РАМТа Софьей Апфельбаум. Фото: РАМТ

Театральному гению Бородина покоряются не только время, но и пространство. В постановке трагедии Жана Расина «Береника» (1993) режиссер вынес действие за пределы зрительного зала, на знаменитую лестницу фойе, а в спектакле «Лоренцаччо» по Альфреду де Мюссе (2001) поменял местами актеров и зрителей, посадив последних на сцене. Что уж говорить об оригинальных прочтениях русской классики: Гоголь, Чехов, Маяковский. Однако и современных отечественных писателей Бородин не избегает. Более того, он сумел поставить, казалось бы, совершенно непригодный для сцены знаменитый детектив Бориса Акунина «Эраст Фандорин» (2017).

Вообще большие эпические формы не редкость в репертуаре Бородина. Тут и роман Чарльза Диккенса «Большие надежды», и легендарные «Отверженные» Виктора Гюго, и объединенные вместе в трехактный спектакль «Участь Электры» (2012) три пьесы Юджина O’Нила. Бородин не чужд и публицистическому театру. В этом смысле характерна его постановка 2015 года «Нюрнберг» по киносценарию Эбби Манна. Разговор со зрителем об общечеловеческих проблемах — справедливости и ответственности, умении слушать, слышать и уважать друг друга — режиссер продолжил в спектакле по пьесе Майкла Фрейна «Демократия» (2015).

Бородин — режиссер с большой буквы, что уж тут говорить. Однако он еще невероятного мужества и силы человек, эталон порядочности в набирающем цинизм театральном мире. Причем добрые дела Алексей Владимирович совершает не для того, чтобы самоутвердиться, это ему совершенно не нужно, а для того, чтобы реально помочь ближнему, да просто во имя справедливости. Его заступничество за директора РАМТа Софью Апфельбаум, проходящую по делу «Седьмой студии», стало примером того, как люди культуры могут проявить истинное благородство. Вместе с коллективом РАМТа он опубликовал обращение, в котором, в частности, отмечалось: «Все мы, РАМТовцы, шокированы, возмущены и озабочены происходящим с директором нашего театра Софьей Апфельбаум. Мы убеждены в беспочвенности обвинений в ее адрес. Мы, как и все театральное сообщество, уверены в безупречности репутации Софьи Михайловны и ждем ее возвращения к работе». Бородин открыто выступал в поддержку своей коллеги, срочно вернувшись в Москву из США, куда отправился в отпуск. Вернулся, чтобы присутствовать на судебных заседаниях, а после того, как Апфельбаум освободили из-под домашнего ареста, она продолжила работать в театре.

С невероятной любовью относится Бородин и к своим ученикам. Вот уже много лет он преподает в ГИТИСе, где долгие годы руководил курсом кафедры мастерства актера. Многие его выпускники работают сейчас в РАМТе. Бородин — народный артист России, обладатель множества театральных премий, включая Международную премию Станиславского за вклад в развитие театральной педагогики.

Заголовок в газете: Сорок лет Бородина

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28166 от 10 января 2020
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 × один =