Тарантино и премия Оскар

0 0

Пусть «Однажды в Голливуде» получит всё

Сколько Оскаров получит фильм Тарантино «Однажды в Голливуде» или он их совсем не получит — не имеет значения. Всё равно это лучший фильм (и не только этого года), а Тарантино гений.

Тарантино и премия Оскар

фото: Геннадий Авраменко

Бред Питт, Квентин Тарантино, Марго Робби и Леонардо ди Каприо на премьере «Однажды в Голливуде» в Каннах.

Сюжет пересказывать не будем. Многие из тех, кто смотрел, ни черта не поняли. Они пошли в кино, ничего не зная про банду Мэнсона, которая совершала жестокие убийства ради забавы и однажды зарезала гостей кинорежиссёра Романа Полански и его жену Шэрон Тейт, беременную на девятом месяце.

Удивительнее то, что и знающие про кровавого маньяка Мэнсона и его осатанелых девок, фильма не поняли, не оценили, скучали.

Тарантино снял гениальное кино. Оно полностью оправдывает своё название «Однажды в Голливуде» и полностью опрокидывает все голливудские штампы. А голливудские штампы — штука более прочная и незыблемая, чем Конституции некоторых, граничащих с Китаем, стран.

Название «Однажды в Голливуде» отсылает понимающего зрителя к знаменитому фильму «Однажды в Америке». И там, и тут — несмотря на море крови — патриархальное кино, где публике бесконечно талантливо рассказывают, как надо себя вести и как не надо.

Но в остальном — это, повторим, разрушение штампов. Больше того — разрушение запретов. Больше того — нарушение табу.

Смотришь кино, смеёшься, испытываешь восторг и ужас, и только потом, по дороге домой, вдруг понимаешь: там нет чёрного.

Уже десятки лет в любом американском фильме, если герой — белый, то его друг — чёрный. Или подруга. Или у опытного чёрного полицейского — поначалу неопытный белый напарник. Культовая «Матрица»: главный герой Киану Ривз — белый, но учит его и спасает и наставляет на путь Морфеус, темнокожий Лоуренс Фишборн.

В моде стремительный монтаж, десятисекундный план уже кажется долгим. Даже документальные фильмы, даже интервью, где всего две говорящие головы, снимаются с пяти камер; и пока человек произносит всего одну фразу, нам успевают его показать анфас, в профиль, с затылка, с ногами и без ног.

А Тарантино ставит одну неподвижную камеру и десять минут одним планом снимает разговор героя с семилетней девчонкой. Оторваться невозможно.

Главные герои американского кино уже давно перестали курить. У Тарантино герой курит одну за одной, прикуривает новую от собственного окурка.

Главный герой в американской драме — мужественный, решительный, с крепкими нервами. А Леонардо ди Каприо играет закомплексованного, истеричного, плачущего от неуверенности в себе.

Дело происходит в Голливуде, а ведь там снимались все знаменитые вестерны. И когда друг героя и тоже герой (его играет Брэд Питт) заедет на базу (ранчо) банды Мэнсона, то девки-стервы отправляют молодого подонка с известием об опасности к опытному подонку. Молодой вскакивает на лошадь, и каким-то чудом моментально оказывается в пейзаже «Великолепной семёрки» — скачет по горной тропе, и его посадка — безупречно ковбойская: в левой руке поводья, правая свисает вниз и назад, чтобы в любую секунду схватить ружьё или выхватить револьвер.

Тарантино и премия Оскар

Кадр из фильма «Однажды в Голливуде».

Остроумие сверкает во всех фильмах Тарантино, а в этом — на каждом шагу. Легко предположить, что на премьере в Голливуде, да и всюду в Америке зрители ржали поминутно. У нас на окраине зал угрюмо молчал, хрустел кукурузой.

Хиппи, к которым принято относиться с симпатией, в фильме Тарантино вызывают отвращение: грязные подонки и только.

Один из них проткнул ножом левое колесо машины Брэда Питта. Брэд Питт не задумываясь разбил ему рожу.

Ближе к финалу одна из сук Мэнсона воткнула нож в ногу Брэда Питта, и тоже в левую. Он не задумываясь разбил ей рожу. В поэзии это называется «рифма».

Там много чудес, много смешного. В конце одну из самых жестоких девок (которую никак не удаётся убить) ударом в морду отправляют в бассейн. А поскольку она не хочет умирать, а хочет стрелять (и у неё есть из чего), то на неё направляют струю огнемёта. Девка полыхает посреди бассейна, воет, извивается и постепенно сгорает дотла. И к чувству глубокого удовлетворения от того, что эту тварь всё-таки уничтожили, добавляется кинематографическое удовольствие, ибо сцена в точности копирует уничтожение страшного врага в «Терминаторе 2». Тот беспощадный гад-робот тоже извивался и выл, сгорая в бассейне расплавленного металла.

Море крови и прочая киножестокость для Тарантино только способ с блеском и юмором рассказать о герое и торжестве справедливости. Мы же одобряем уничтожение отвратительных преступников. Мы же этого хотим. И не только в кино.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 + 14 =