Боль Мединского: в Европе наше кино не берут

0 0

Проблемы, связанные с производством и прокатом российского кино, в том числе и за рубежом, уже давно стали притчей во языцех. Ежегодно анонсируются премьеры «прорывных» картин, которые вот-вот покажут Голливуду конкурентную «Кузькину мать». Но рвется отчего-то совсем в другом месте.


    Боль Мединского: в Европе наше кино не берут

Результатом усилий творческого коллектива, как это работает во всем мире, являются количество зрителей, которые увидели картину, и, разумеется, сборы.

Как только принята идея будущей картины, определены ее зрительские и, соответственно, коммерческие перспективы, найден источник финансирования, продюсер запускает свою фабрику грез.

Этот самый финансовый источник никогда не вложит свои деньги в фильм, на который не придут зрители, который после показа в кинотеатрах не будет иметь успех на телевидении и на онлайн-площадках в интернете. Иными словами, идея должна быть настолько хороша, чтобы зацепить зрителя и принести успех, которого хватило бы на несколько этапов получения прибыли.

Разумеется, весь проект просчитывается маркетологами и специалистами более узкого профиля, которые «залезают» в головы потенциальным зрителям. Выстраиваются многоуровневые схемы, которые отвечают на множество вопросов критической оценки замысла. Отвечают даже на вопрос, в какое время года «выстрелит» кино, чтобы охватить максимум возможной аудитории.

Вроде бы схемы и всевозможные конструкции отработаны со времен братьев Люмьер, и изобретение велосипеда не требуется. Однако не все бывает просто, когда речь заходит о нашем кинематографе.

Общаясь с журналистами на VIII Санкт-Петербургском международном культурном форуме, министр культуры Владимир Мединский пожаловался на свою боль.

«Что касается продвижения нашего кино за рубежом — это проблема, это наша боль. Я соответствующему департаменту министерства давно ставил такую задачу, у нас Фонд кино специализирован на организации показов. Они со своей задачей не справляются», — рассказал о некомпетентности своих подчиненных федеральный министр.

Источником боли для Владимира Мединского является и невыполнение Фондом кино задачи по развитию сетей кинотеатров, особенно в малых городах России.

«Не может организовать компанию, которая будет этим заниматься. Какой уж там зарубеж?» — огорчился глава Минкульта. То есть Фонд неспособен даже провести конкурс среди подрядчиков на выполнение работ.

Задачи Фонда кино обширны, если исходить из формулировок, приведенных на сайте государственного учреждения. При этом довольно размыты, но полностью соответствуют традиционной отечественной номенклатурной стилистике, позволяющей оправдать любые затраты. От финансовой поддержки организаций, осуществляющих производство и прокат отечественных фильмов, до привлечения иностранных инвесторов и содействия в «реализации социально-экономических программ в области отечественной кинематографии».

Существуют совет Фонда, экспертный совет, попечительский, сценарная группа, видимо, которая оценивает перспективность того или иного сценария. В составе управления Фонда несколько известных режиссеров, все-таки имеющих отношение к кинематографу, представители российских телекомпаний и нескольких прокатчиков. Представители номенклатуры, включая и госкорпорации.

Одним словом, основательно и с лучом света, указывающим направление к успеху. Правда, большинство кассовых и интересных фильмов, представленных российскому зрителю, по-прежнему американские.

На провалы отечественных картин в прокате, которые были профинансированы государством в лице Минкульта и его структур, Владимир Мединский уже жаловался в присутствии президента страны во ВГИКе, представив подробный список неудач.

Министр каждый раз удивляется, но продолжает верить в свои силы. Тем не менее по фамилиям известных граждан, участвующих в том же Фонде кино, можно попытаться угадать, кто быстрее остальных соискателей получит заветные денежные средства на фильм.

Владимир Мединский посетовал, что европейцы все никак не выстраиваются в очередь на приобретение отечественных фильмов. «Полное ощущение, что чем хуже будет показана режиссером российская действительность, тем больше шансов попасть на фестиваль», — посетовал министр культуры.

«Хуже» ведь не значит, что «не жизненно». «Хуже» — это «не так, как кому-то хочется». Любое острое кино, осмысление процессов, как межличностных, так и общественных в целом, конечно же, значительно интереснее, чем одноразовые агитационные фильмы про строительство моста или о некоторых событиях новейшей истории.

При этом любая талантливо и качественно созданная картина способна тронуть зрителя и привести его в кинотеатр. Даже если она активно смахивает на агитпроп, ее бы купили, потому что это и интересно, и качественно, и перспективно, и прибыльно. Разглядеть потенциал будущего фильма, если, конечно, в этом цель структуры, занимающейся финансированием кино, и есть ее основная задача.

Возможно, продюсерское дело стоило бы оставить продюсерам и перестать пытаться идти по буеракам кинопроизводства, когда другие успешные мчатся по проверенным и комфортным магистралям. Номенклатурное управление кинематографом без учета великого множества составляющих успеха, включая и финансовый, вряд ли способно взбодрить отрасль.

По идее, Минкульту бы заниматься инфраструктурой, нормативными актами, регулирующими правила игры и упрощающими производственные процессы, а не пытаться управлять кинобизнесом и творчеством, определяющим результат.

Давно идут дискуссии о достоверности цитаты Владимира Ульянова-Ленина, которая известна со слов Анатолия Луначарского: «Вы должны твердо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино». Кто-то утверждает, что полная версия — «…кино и цирк».

Проверить достоверность и ее существование в принципе — практически невозможно. Но то, что современная отечественная киноиндустрия более походит на психоцирк, вне общепринятых мировых практик, к сожалению, часто подтверждает и сам министр культуры. Отсюда и его печаль-кручина, а голос Владимира Шахрина из группы «Чайф» отзывается эхом: «Какая боль…»

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 × один =