Демографический кризис: Россияне лишили Путина предмета гордости

0 0

Демографический кризис: Россияне лишили Путина предмета гордости

Фото: AP/TASS

Естественная убыль населения России в 2019 году станет рекордно высокой за 11 лет. Об этом пишет РБК со ссылкой на отчет Росстата. При этом приток мигрантов не компенсирует потери, численность населения России, как и в прошлом году, сократится, утверждают демографы.

Издание сообщает, что за 10 месяцев года число умерших оказалось выше числа родившихся на 259,6 тысячи человек. Данный показатель был выше только в 2008 году, тогда убыль составила 362 тысячи человек.

За последние два месяца года тенденция не изменится: приток мигрантов не сможет перекрыть масштабную убыль россиян, из-за чего постоянная численность населения сократится уже второй год подряд.

Ясно, что национальная цель — обеспечить устойчивый естественный рост численности населения, поставленная в майском указе президента, в 2019 году выполнена не будет.

Кроме того, по данным Минэкономразвития, в последнее время наблюдается устойчивая тенденция старения и ухудшения возрастной структуры населения. В ведомстве также считают, что демографические показатели оказывают значительное влияние на социально-экономическое развитие России.

Сегодня все это странно слышать. Ведь еще два года назад президент Путин говорил, что «в России успешно преодолевается демографическая проблема». Ну, а в 2013/2014 годах, когда в силу естественных процессов в России наблюдался прирост населения, это вообще было предметом гордости Кремля.

Теперь там не до бодрых рапортов.

Ситуация с естественной убылью населения в России вызывает беспокойство в Кремле, поспешил заявить журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Ситуация, безусловно, в этом плане очень неприятная. Сошлись две демографические ямы в одну», — сказал он. То есть опять виноваты некие «объективные факторы», но никак не социально-экономическая политика Кремля.

Какие угрозы несут в себе столь серьезные темпы сокращения населения, и как их притормозить?

По словам политолога Ивана Лизана, угроз множество.

— Например, возникают риски для госбезопасности (чем меньше людей, тем сложнее контролировать огромные территории), экономики (нехватка кадров, особенно в депрессивных регионах и моногородах), пенсионной системы (сокращается количество трудоспособного населения, а на оставшихся растёт нагрузка — система пенсионного обеспечения в России солидарная, работающее поколение платит пенсии не работающим).

«СП»: — Естественная убыль населения в 2019 году станет рекордно высокой за 11 лет. Почему?

— Аналогичная ситуация была и в прошлом году, только антирекорда не было. Дело в том, что демография вещь очень инертная, её очень сложно корректировать, так как она зависит от большого количества факторов (от налоговой нагрузки и уровня заработных плат до качества медицины, а также экологии). То есть 2019 год — это вполне естественное продолжение предыдущих кризисных лет, усугублённое нарастающим пессимизмом в обществе (оно, если проводить параллели, впало в депрессию) и сокращением количества потенциальных матерей — взрослеет поколение «демографической ямы» 1990-х.

«СП»: — Естественная убыль населения в последние годы наблюдалась не всегда. В 2013—2015 годах был естественный прирост, однако с 2016 года население России без учета мигрантов снова начало сокращаться. Откуда взялся этот прирост и почему он прекратился?

— 2013 год — год предкризисный, 2014−2015 гг. — это годы разгара гражданской войны на Украине, тогда Россия в ускоренном порядке принимала беженцев, они, полагаю, и обеспечили рост показателей. Дальше мигранты столкнулись с проблемами легализации, и оказалось, что в Польше это сделать проще — так в последние 5 лет среднегодовой темп получения гражданами Украины первичного вида на жительство в странах ЕС (преимущественно в Польше) колеблется на отметке 520−550 тыс. человек. То есть поляки создали у себя такие условия для легализации, которые оказались проще и удобнее для мигрантов (в т.ч. трудовых), чем условия в России.

Теперь Россия пытается развернуть свою миграционную политику, но нацеливает её не столько на трудовую миграцию (система патентов остаётся краеугольным камнем), сколько для привлечения новых граждан. Где-то в январе следующего года можно будет подводить итоги прошлого года.

«СП»: — Почему приток мигрантов не компенсирует убыль?

— Потому что не все «узкие» места миграционной систему расширили и не все ещё знают об упрощениях — человеческое мышление очень инерционно и подвержено стереотипам. А стереотип об ФМС/ОВМ как филиале ада на Земле очень сильный.

Плюс нужно понимать, что условные 170 тыс. паспортизированных граждан ЛДНР, скорее всего, не будут учтены российскими демографами: они-то живут де-юре не на территории России. Но в статистике МВД они будут отражены.

Кроме того, мало просто раздавать паспорта: нужно повышать рождаемость, например, снижать ставки ипотеки (что правительство и делает) — решать жилищный вопрос, повышать качество медицины (с этим пока всё плохо), создавать новые рабочие места. То есть решать комплекс проблем и задач.

«СП»: — Национальная цель — обеспечить устойчивый естественный рост численности населения, поставленная в майском указе президента, в 2019 году выполнена не будет. Кто за это ответит?

— Никто за это не ответит. Личной ответственности нет — иначе наказать нужно будет половину правительства и всех губернаторов (кроме ряда регионов, где демографический прирост). Миграция и рождаемость — это не завод построить. В случае с заводом есть кого наказывать или поощрять. С рождаемостью всё значительно сложнее. Поэтому нужно делать выводы и корректировать программу.

«СП»: — Что именно делать?

— Продолжать упрощать процедуру принятия в гражданство. Разрабатывать новые программы по привлечению специализированных кадров, например, учителей (к концу 2020-х в РФ будет дефицит почти под 200 тыс. учителей), которых на Украине в следующем году будут массово увольнять или врачей, их переманивает к себе Польша. То есть нужно держать руку на пульсе и очень оперативно реагировать на даже малейшие изменения в демографической политике соседей.

Но главное — нужно решать жилищный вопрос граждан, это главный тормоз для деторождения. Создавать инфраструктуру и рабочие места.

— Нынешнее руководство России озабочено не столько реальной ситуацией в обществе, сколько телевизионной картинкой, т.е. тем, как социальная проблематика отражается в медиа, — считает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

— Поэтому для российской власти огромное значение имеют формальные показатели. Ее вполне устраивал демографический рост за счет притока мигрантов, поскольку это позволяло утверждать, что проблему убыли населения, наконец-то, удалось решить. Однако действующая власть неизменно забывает о том, что наша страна существует в мире, где ситуация может быстро и непредсказуемо измениться.

Никто не предполагал, что у узбекских и таджикских граждан может появиться возможность ездить на заработки не только в Россию, но и в страны Восточной Азии, в том числе в Южную Корею, где возникла потребность в иностранной рабочей силе. Приток мигрантов замедлился, а вместе с ним прекратился и демографический рост, поскольку внутренних факторов для него явно недостаточно. Благоприятная ситуация, обусловленная вступлением в социальную жизнь относительно многочисленного поколения, родившегося в первой половине 1980-х, была кратковременной.

«СП»: — Чего ждать в будущем?

— Очевидно, что в ближайшие годы демографическая ситуация станет еще хуже, поскольку в результате повышения пенсионного возраста существенно возрастет смертность мужчин 55−60 лет, которые оказались в крайне тяжелой жизненной ситуации. Им очень сложно найти работу, а потому они будут вынуждены, невзирая на стресс, обусловленный плохими условиями труда, цепляться за любое рабочее место, чтобы хоть как-то доработать до пенсии. Кроме того, многие семьи откажутся от планов, связанных с рождением нового ребенка, поскольку бабушки и дедушки теперь не смогут оказывать необходимую помощь…

— «Демографическая яма» предсказывалась давно и довольно точно, — напоминает обозреватель МИА «Россия сегодня» Владимир Корнилов.

— Можно поднять немало выступлений Владимира Путина 3−4-летней давности, где он обозначил грядущую пролому. Тем удивительнее, что законодательные и миграционные структуры России начали предпринимать какие-то меры лишь сейчас, а не взялись за неё заранее.

«СП»: — Почему миграция не спасает?

— Причины две. Вплоть до 2014 года основной приток мигрантов шёл из Средней Азии. Когда рубль просел, привлекательность трудового рынка России для среднеазиатов снизилась (им-то надо было и обеспечивать себя здесь, и посылать часть зарплат домой). Зато пошёл резкий приток с Украины, чем была закрыта дыра в естественной прибыли населения РФ. Однако с получением Украиной «безвиза» поток оттуда переключился на Европу. К сожалению, Россия эти процессы во многом проспала, реагируя на них постфактум.

«СП»: — А раздача паспортов жителям ЛДНР никак не повиляла?

— Госстат в данном случае фиксирует наличие населения в России, а не количество граждан. Если человек получил российский паспорт в ДНР и остался жить там, на демографической картине России это не отразится.

«СП»: — А все эти многочисленные программы переселения соотечественников? Они не помогли?

— Какое-то число людей смогло этой программой воспользоваться. Она облегчила многим процесс легализации в России (до сих пор крайне сложный). Но надо понимать, немногие согласятся ехать куда-то, да и ещё везти свою семью, если их зарплата не позволит приобрести хотя бы временное жилье. А эта программа не решает жилищных проблем переезжающих.

«СП»: — Можно ли как-то исправить ситуацию?

— Я не считаю реалистичным обеспечить естественный рост в период «демографической ямы». Дело ведь не в стимулах от государства, а в том, что женщин детородного возраста мало. Спасибо за это «святым девяностым».

Пенсионная система: «Вам нравится пенсионная реформа? А как же»

Новости социальной политики: Конференция лево-патриотических сил состоится в Москве 21−22 декабря

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

десять + 20 =