Изнасилованная в Уфе дознавательница пришла на приговор с новой прической

0 11

С женой получившего шесть лет экс-полицейского в суде случилась истерика

26 декабря Кировский районный суд Уфы огласил приговор уфимским экс-полицейским по делу об изнасиловании 23-летней дознавательницы на рабочем месте. Для бывшего начальника отдела по вопросам миграции ОМВД России по Уфимскому району Павла Яромчука

гособвинение на прениях просило восемь лет лишения свободы, суд назначил ему наказание в виде шести лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Для бывших начальников ОМВД России по Уфимскому и Кармаскалинскому районам Эдуарда Матвеева и Салавата Галиева прокуратура настаивала на сроке девять лет для каждого. Они получили по семь лет лишения свободы. Все трое виновными себя так и не признали.

Суд также обязал взыскать с них солидарно в пользу потерпевшей компенсацию морального вреда в размере трех миллионов рублей.

Изнасилованная в Уфе дознавательница пришла на приговор с новой прической

фото: Кадр из видео

26 декабря Кировский районный суд Уфы огласил приговор уфимским экс-полицейским по делу об изнасиловании 23-летней дознавательницы на рабочем месте. Для бывшего начальника отдела по вопросам миграции ОМВД России по Уфимскому району Павла Яромчука

гособвинение на прениях просило восемь лет лишения свободы, суд назначил ему наказание в виде шести лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Для бывших начальников ОМВД России по Уфимскому и Кармаскалинскому районам Эдуарда Матвеева и Салавата Галиева прокуратура настаивала на сроке девять лет для каждого. Они получили по семь лет лишения свободы. Все трое виновными себя так и не признали.

Суд также обязал взыскать с них солидарно в пользу потерпевшей компенсацию морального вреда в размере трех миллионов рублей.

Прокомментировать приговор мы попросили адвокатов фигурантов дела.

— Мы очень надеялись на то, что смогли доказать суду, что наши подзащитные не совершали никаких преступлений. Рассчитывали на оправдательный приговор, — говорит адвокат Павла Яромчука Наиль Багаутдинов. — Но, зная процент оправдательных приговоров, которые выносятся в России, сильно переживали. Самого приговора мы еще не видели, огласили ведь только резолютивную часть, кому, сколько назначили.

— Как восприняли приговор фигуранты дела?

— Первое время мы сами все были ошарашены. Не сразу смогли подойти к своим подзащитным. Когда смогли, наконец, пообщаться с ними, увидели, насколько они обескуражены и удивлены. Все это время, год и три месяца, что длилось следствие, мы с ними общались. Они считали, что мы смогли доказать, что изнасилования не было.

По сообщению адвокатов, оглашение приговора сопровождалось рыданиями жен подсудимых.

— Например, супруга Павла Яромчука не сразу поняла, что его пока не возьмут под стражу. Что он останется под домашним арестом, меру пресечения ему не изменили, — говорит Наиль Багаутдинов. — С ней случилась истерика, она думала, что мужа прямо из зала суда увезут в следственный изолятор. Она услышала, что ему дали шесть лет колонии общего режима, и среагировала на слово «колония». На оглашении приговора было много журналистов, родственники фигурантов дела стояли за ними. Им было не очень хорошо слышно. Мы еще на улице долго не могли объяснить жене Павла Яромчука, что он пока еще вернется домой. Мы, в свою очередь, договорились со своими подзащитными, что мы к ним приедем, обговорим дальнейшие наши действия.

Приговор пока не вступил в силу и может быть обжалован в течение десяти дней.

— Мы будем использовать все инстанции, какие возможно, апелляцию, кассацию, будем до последнего добиваться справедливости, — говорит адвокат.

Сторона защиты обращает внимание, что процесс был закрытым, дело не для большой огласки, закон в силу еще не вступил. И в то же время на оглашение пустили журналистов.

— У нас у всех возник вопрос: а почему это было сделано? — вопрошает адвокат Эдуарда Матвеева Рустам Ибрагимов. — Нам, конечно, не хочется додумывать, но что-то потерпевшая и ее адвокат пришли сегодня в суд сильно нарядные. С такими прическами, как будто часа четыре в парикмахерской просидели.

Рустам Ибрагимов отмечает, что все их подзащитные пришли в суд в нормальном настроении, потому что, исходя из всех последних заседаний, по их мнению, невозможно было вынести обвинительный приговор.

— Тем не менее это произошло. Конечно, наши подзащитные растерялись. Эдуард Матвеев оставался спокойным, виду, что расстроен, не показывал. Салават Галиев сразу ушел в машину, — говорит защитник. — Было сказано, что мотивированный приговор будет вручен осужденным в течение пяти дней. Только я не знаю, как они его будут им вручать в праздники?

Уже ясно, что фигуранты дела Новый год отметят в семьях.

— Находясь под домашним арестом, они имеют право выходить из дома?

— Они выходят из дома. У них есть определенный утвержденный маршрут. На них надет браслет. Все их передвижения отслеживаются. Если им надо ехать в больницу или куда-то еще, они выходят с соответствующим ходатайством в инспекцию, в УФСИН, согласовывают способ передвижения.

— У них нет сейчас никакого дохода?

— У двоих есть пенсия, у третьего ничего нет, он вынужден сидеть на шее жены. Он просил изменить ему меру пресечения, чтобы он смог подрабатывать.

Заголовок в газете: Потерпевшая с прической, жены рыдали

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28162 от 27 декабря 2019
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четырнадцать + восемь =