Князь Никита Лобанов-Ростовский: «Я несу ответственность перед русским народом»

0 4

Князь Никита Лобанов-Ростовский — потомок династии Рюриков, сын эмигрантов, гражданин США, геолог, банкир и выдающийся коллекционер, собиратель театрально-декорационного русского искусства начала XX века, входит в десятку самых известных мировых личностей. Он много сделал для восстановления российского наследия и продолжает до сих пор дарить российским музеям свою уникальную коллекцию.


    Князь Никита Лобанов-Ростовский: "Я несу ответственность перед русским народом"

Его деятельность была высоко оценена президентом РФ: в 2005-м Лобанов-Ростовский был награжден орденом Дружбы, в 2010-м за особые заслуги ему было пожаловано российское гражданство. Благодаря филантропической деятельности он признан пожизненным членом общественного совета при Метрополитен-музее в Нью-Йорке, избран почетным членом Российской академии художеств. Недавно в подмосковном городе Павловский Посад в рамках фестиваля «17 Мгновений» прошла выставка эскизов, которую лично представил публике Никита Дмитриевич. Корреспонденту «Правды.Ру» удалось пообщаться с известным американцем русского происхождения.

Никита Дмитриевич, позвольте вас спросить, почему вы дарите свои эскизы? Для вас коллекция больше не ценна?

Практически всю свою жизнь я занимался накоплением наличных средств. В Соединенные Штаты я попал, когда мне было 23 года. После окончания Оксфорда поступил в Колумбийский университет, затем трудился много десятилетий и наконец стал финансово независимым человеком. После переехал в Лондон и начал вести активную общественную жизнь, в частности, в России.

«Я расстаюсь со своим состоянием, передаю свою коллекцию российским музеям и хочу умереть бедным человеком. Определенно мое меценатство — это благодарность. Считаю необходимым отплатить России за то, что она дала мне таких прославленных предков».

Я рад, что на очередной выставке в Павловском Посаде демонстрация моих эскизов вызвала такой неподдельный интерес у журналистов и простых зрителей. Это работы великих художников начала ХХ века к знаменитым спектаклям, которые я по крупицам собирал всю жизнь. Все, что вы видите, никогда не выставлялось в России, так как считалось «упадническим искусством».

К сожалению, на фестивале были выставлены только копии…

Конечно, на эту просветительскую выставку я не мог привезти подлинники, но оригиналы можно увидеть сегодня в Музее изобразительных искусств имени Пушкина, Доме русского зарубежья, Музее Цветаевой, Музее личных коллекций, Театральном музее имени Бахрушина в Москве, Театральном музее в Петербурге, резиденции российского посла в Париже, резиденции посольства РФ в Лондоне. Практически вся театральная живопись теперь полностью в России.

А что вы можете сказать о современном искусстве России?

Я считаю, что оно имеет свое достойное место, но я почти уверен, что для него не найдется серьезного места в мировой культуре. Например, композитор Сергей Рахманинов использовал в своих музыкальных композициях наибольшее сочетание нот, другого такого композитора в России я пока не знаю. Сегодняшняя музыка — это в основном нищета слов и нот, такая же нищета в живописи.

Почему вас увлекла именно театральная живопись начала ХХ века?

Я заинтересовался этим направлением благодаря одному английскому театральному критику по имени Ричард Бакль. В 1954 году Бакль организовал в Лондоне выставку, посвященную Дягилеву. Я только что поступил в Оксфорд, и моя крестная мать Екатерина Ламперт, внучка графа Бенкендорфа, последнего посла русского царя в Англии, повела меня на эту выставку. Тогда я впервые увидел живопись Бенуа, Бакста, Гончаровой, Ларионова, всех художников, которые работали для Дягилева. Театральная живопись делалась самыми знаменитыми живописцами в отличие от других стран мира, и мне захотелось приобщиться и приобрести эти работы. Считаю, что русская театральная живопись является огромным вкладом России в мировую культуру первой половины ХХ века.

Какой экспонат вам наиболее дорог?

Эскиз Бакста к спектаклю «Шехерезада». Лев Бакст был первым русским модельером, ставшим всемирной знаменитостью. Его театральные костюмы выставлялись в Лувре и навсегда изменили течение мировой моды. Начало ХХ века прошло в Европе под знаком «Русских сезонов» Сергея Павловича Дягилева. Бакст создавал эскизы к его «сезонам», он тонко чувствовал женские образы, рисунки не устарели и сегодня. К огромной радости театралов, по этим работам в Москве были восстановлены спектакли «Шехерезада» и «Петрушка», рад, что традиции русского театра продолжились.

Вам предлагали продать вашу коллекцию?

За коллекцию владелец галереи в Сан-Франциско Мартин Мюллер предложил мне 5 миллионов долларов. Но во время переговоров он сказал, что будет продавать по одному эскизу разным коллекционерам. Меня не устроили условия, так как собранная коллекция имеет определенную идеологию. Цель коллекции — продемонстрировать историю развития русского театрального дизайна с 80-х годов ХIХ в. по 30-е годы ХХ в., то есть периода его расцвета. Ради этой идеи мы с профессором Боултом двадцать лет изучали этот предмет и выпустили двухтомный каталог нашего собрания.

Также хочу отметить, что один раз в два года Sotheby’s делает оценку моего собрания для страховки, и цена на коллекцию только растет. Но я отчасти рад, что цены на русское искусство за последние десятилетия выросли в десятки раз, и главным образом потому, что оно попало в сферу интереса Sotheby’s. Последние русские аукционы в Лондоне показали, что спрос на русское искусство только растет.

Русское искусство у англичан в цене, а как англичане относятся к русским, живущим в Англии?

За последние двадцать лет отношение сильно ухудшилось, потому что «новые русские» приехали с огромным состоянием, которое, простите, было не заработано, а своровано в России. На украденные деньги «нувориши» начали скупать центр Лондона, то есть теснить местных богачей и поднимать и без того высокие цены на недвижимость. И вместо того, чтобы как-то уберечь свои деньги, они беспощадно проматывают их на виду у всей английской общественности. Например, устраивают громкие разводы, которые привлекают всеобщее внимание.

Не проходит и дня, чтобы в лондонских газетах нельзя было не прочесть о громком разводе какого-нибудь олигарха. А жены олигархов получают огромные суммы, недавно одна гражданка отхватила один миллиард сто тысяч фунтов, и англичане подсчитывают в уме, это какое же количество денег нужно украсть в России, чтобы приехать в Англию, скупить недвижимость и устроить скандальный развод с дележом имущества… Британская система правосудия последние двадцать лет только и занимается бесконечными семейными дрязгами русских, которые не хотят разводиться у себя на родине, боясь огласки. Так сказать, воруют в России, ворованное делят в Англии. Из-за этого и негативное отношение к русским. Насколько я знаю, такое же отношение и во Франции.

А как вы относитесь к современным наследникам российского престола княгине Марии Владимировне и Георгию Михайловичу Романовым и их общественной российской деятельности?

Их деятельность постыдна для аристократов. Они продают ордена и титулы, на которые имеет право только император. Моральный ущерб, который они наносят репутации Дома Романовых, огромен, мне обидно, что, благодаря своей предприимчивости, они смогли создать обманчивое впечатление, что являются главами Дома Романовых. Меня огорчает, что Россия сегодня не информирована, не сплочена и принимает у себя подобных проходимцев.

Что значит в вашем понимании голубая кровь и есть ли в России представители голубых кровей?

Это понятие для меня означает нести ответственность перед народом. А ответственность предполагает определенные правила жизни, особый склад ума. Я считаю, что те, кто руководит сегодня страной, должны нести также ответственность перед народом. Это и есть аристократизм. Сейчас я постоянно живу в Лондоне, но считаю своей родиной Россию, и мне хочется, чтобы в стране наконец нормализовалась жизнь простых людей.

Вы не одобряете санкции, которые ввели в отношении России?

К сожалению, из-за санкций в России оказалось мало капитала, инвесторы сюда не хотят вкладывать деньги. И несмотря на то, что Россия самая богатая страна по ресурсам, народ оказался за чертой бедности. Кому это может нравиться? Я болею за Россию, как это ни странно звучит. Мои предки строили российскую империю, и я чувствую ответственность перед народом. Мне стыдно, что страна, которая потеряла около трех миллионов человек в Первую мировую войну, не имеет ни одного памятника русскому солдату, а во Франции в каждой деревне стоит такой памятник. Президент России посетил русское кладбище под Парижем Сент-Женевьев-де-Буа и возложил венки на могиле русской героини сопротивления Вики Оболенской и русского писателя Ивана Бунина. Затем он остановился перед могилами тех, кого принято называть белогвардейцами, и произнес:

«Мы дети одной матери России, и для нас настало время объединяться«.

Вы знаете, это не праздные слова, и мне хочется, чтобы россияне услышали этот призыв и сплотились. Как человек, живущий на Западе, умеющий видеть и анализировать происходящее, скажу, что через двадцать лет Россия будет единственной страной, где останется проживать белое православное население, которое говорит на русском, а не арабском языке. Поэтому сохранение веры, языка, культуры, в том числе театральной культуры, имеет огромное значение для идентификации и сохранения народа.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

9 − один =