Меры карантина превращаются в психоз

0 1

Меры карантина превращаются в психоз

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Ограничительные меры в связи с пандемией коронавируса приводят к такому негативному явлению, как развитие массовых психозов. Причем часто они проявляются в форме немотивированной агрессии. Есть опасность, что продление ограничений может иметь более страшные последствия, чем само заболевание COVID-19.

Очередная трагедия, имеющая формальный повод в виде ограничительных мер, произошла 17 ноября в Санкт-Петербурге. 53-летний мужчина, научный работник, сделал в маршрутном автобусе замечание мужчине и сопровождавшей его женщине. Суть претензии сводилась к тому, что пара ехала без масок, тогда как городские власти обязали всех пассажиров общественного транспорта их носить. Судя по видеозаписи с камер в автобусе, замечание было сделано в корректной форме.

Однако мужчина, к которому обратились с просьбой соблюдать меры предосторожности, проявил агрессию. Вместе со своим «обидчиком» они вышли на остановку, где отказавшийся носить маску нанес оппоненту несколько ударов ножом. Вскоре от полученных ран радетель борьбы с эпидемией при помощи масок скончался.

Нападавшим оказался 40-летний спортсмен, уроженец Оренбурга Алексей Вербицкий. Ранее он был судим за причинение тяжкого вреда здоровью и незаконный оборот наркотиков. Сейчас суд арестовал его на два месяца. Вербицкий полностью признал вину и не возражал против заключения в СИЗО. Как рассказали его друзья, напавший с ножом — убежденный ковид-диссидент, то есть не верит в само существование коронавируса, а все предпринимаемые меры против его распространения считает откровенным издевательством.

По всей видимости, правоохранительная система сможет наказать виновного. Но налицо факт, что люди стали агрессивнее. И не обязательно агрессия проявляется напрямую из-за коронавируса. «СП» недавно подробно рассказывала о трагедии в Волгограде, когда человека убили за спор в родительском чате по поводу сроков сдачи школьных тестов. Вряд ли в здоровом обществе такое могло произойти в принципе.

В то же время странно было бы предполагать, что ограничительные меры и постоянные сообщения об опасности ковида не изменили бы общественное сознание.

Во-первых, никто толком не знает, насколько опасен вирус и когда эпидемия закончится. С начала пандемии буквально все мировые светила медицины, включая академиков и нобелевских лауреатов, многократно ошиблись в своих оценках и прогнозах.

Во-вторых, люди действительно лишились привычного образа жизни. Не встретиться с друзьями и пообщаться, ни прилично одеться на мероприятие (их почти все отменили). Плюс к этому разрушение бизнеса, потеря рабочего места, сокращение доходов. Еще и обязательные маски на лицах. И никто не может сказать, когда заживем нормально, вообще, вернется ли жизнь в прежнее русло. Есть же подозрение, что государству понравились усиленные меры контроля за гражданами.

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов считает, что рост насилия в обществе есть результат целенаправленной политики:

— Мы наблюдаем процесс распространения глобальной истерии. Она бьет по всему живому. И одно из её проявлений — трагический случай в Санкт-Петербурге.

На мой взгляд, ситуация напоминает ту, что была в 1950-е годы во время холодной войны. Американцы строили во дворах личные бомбоубежища, ожидая ядерной войны. Тогда эту истерию разгонял военно-промышленный комплекс, поскольку был заинтересован в панике.

Сегодня точно так же разгоняют глобальную истерию по поводу коронавируса. Это делает финансовый, медийный и фармацевтический комплексы. Основная задача в том, чтобы люди находились в полной депрессии. Чтобы боялись ковида как совершенно чумного явления. Всё общество должно находиться в истерически депрессивном состоянии.

Случаи, подобные произошедшему в Санкт-Петербурге, будут повторяться. Если только власть не сумеет противостоять навязанной глобальной истерии.

«СП»: — Истерия сильно бьет по экономике государств. В состоянии психического расстройства человек не может сохранить прежнюю работоспособность.

— Это действительно так. Но весь вопрос в том, кто чего хочет. В российской власти есть две совершенно противоположные тенденции. Первая направлена на снижение уровня паники в обществе. Ее сторонники полагают, что России надо выходить на суверенное развитие.

Но есть и сторонники того подхода, что истерию надо поддерживать. Просто потому, что она решает массу внутренних политических проблем. Эпидемия стала универсальным ответом на все вопросы. Безработица, падение доходов, рост бедности, рост закредитованности. Так это ковид виноват.

«СП»: — Какой запас прочности остался у нашего общества? Сколько еще могут длиться ограничительные меры, чтобы не разрушить само общество?

— На самом деле никакого запаса прочности уже нет. Всё держится на честном слове и может в момент рассыпаться от любого пустяка. Вот этот трагический случай в автобусе прекрасно это показал.

Главный вопрос не в том, чтобы искать резервы, нащупывать дно, думать о месте, куда подстелить солому. Основной вопрос в том, чтобы быстрее выйти из этой системы глобальной истерии. И это важная задача для нашей власти.

Коронавирус

Билл Гейтс считает, что миру стоит готовиться к новой пандемии

В России вновь более 24,5 тыс. заболевших коронавирусом за сутки

Врач объяснил, почему мужчины более уязвимы для коронавируса

Российский врач дал прогноз по коронавирусу на Новый год

Все материалы по теме (4908)
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × 5 =