Наталья Андрейченко: «До встречи со мной он был самым завидным женихом планеты»

0 0

Наталья Андрейченко: «До встречи со мной он был самым завидным женихом планеты»

Наталья Андрейченко

«На одном мероприятии, очень известном и модном, ко мне подошла женщина — сразу было видно, нехорошая. Она внезапно прижала меня к себе: якобы от большой любви, но я почувствовала, что в мое сердце она как будто воткнула кинжал. Я уехала сразу домой и начала медленно умирать… Температура повысилась до 41, но я знала, что никакого гриппа у меня нет: ни насморка, ни кашля», — рассказывает Наталья Андрейченко.


— Наталья, несколько лет назад в СМИ обсуждался ваш конфликт с сыном. Вы рассказывали эту историю в студии телешоу. Как дела сейчас? Как ваши отношения?

— Знаете, почему я попросила у вас разрешения отложить интервью на 15 минут? Отправляла десятки голосовых сообщений сыну. Да, у нас все наладилось. Митя живет и работает в Швейцарии, взял на работу человека, которого я ему очень рекомендовала, и сейчас запущена масштабная реставрация нашей усадьбы в Австрии. Раньше это было охотничье поместье, земля, подаренная нашей семье князем Лихтенштейна Францем Иосифом, а поз­же там постепенно стали появляться дома. Теперь мы планируем сделать нас­тоящее семейное гнездо, там будет пот­рясающе, козочки будут щипать альпийскую травку. Я планирую проводить там колоссальное количество времени и организовывать свои онлайн-курсы. Уверена, нам с Митей удастся создать нечто невероятное. Мы вообще в последнее время стали с ним очень близки, очень. С дочкой Настей мы общаемся тоже. В основном по скайпу, но, конечно, не так близко. Понимаете, Настя (дочь Натальи Андрейченко от Максимилиана Шелла. — Прим. ред.) всегда была папиной дочкой, а Митя — маменькиным сыночком, и в семье существовала какая-то непонятная ревность. Настя родилась в Германии, но всегда великолепно владела русским языком, я ее этому научила. Она прекрасно понимала все, о чем мы разговаривали с Митей. Хочу заметить, что если мы с сыном обсуждаем бизнес, то автоматически переключаемся на английский язык, всем в семье понятный. Нет в нем никаких «лапусенька, зайчуленька», все по делу. Помню, Максимилиан часто сердился, когда я за обеденным столом с сыном случайно переходила на русский. В таких случаях я извинялась: sorry, ну забыла, что дома говорим на английском или немецком, ну бывает. Я никогда не могла бы обидеть человека, которого искренне уважала и любила.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 1 =