Николай Добрынин: «Отключаясь, слышу, как режиссер кричит в рацию: «Теряем Добрынина!»

0 0

Николай Добрынин: «Отключаясь, слышу, как режиссер кричит в рацию: «Теряем Добрынина!»

Николай Добрынин

Фото: из личного архива Николая Добрынина

«Тигр был уникальным, совсем ручным — хоть и махина в 250 килограммов. Я поднимаю его на задние лапы, сам стою перед ним, а Сережа Козлов, оператор, спрашивает: «Коленька, а что у тебя такие стеклянные глаза?» Я отвечаю: «Да потому что я боюсь», — вспоминает Николай Добрынин.


— Николай, в сериале, который принес вам всенародную любовь, — «Сваты», ваш персонаж — обладатель характерного южного говорка. Но вы ведь и правда с юга, из Таганрога, причем Федор Добронравов — ваш земляк…

— Как-то мы с Федей Добронравовым обсуждали, что персонажи этого сериала — это наши таганрогские соседи. Они гэкают, тюкают, лякают… В них простота, доброта, хитринка. Они выпивают, как наши папки и дядьки выпивали, у них смешная распальцовка — чисто наша, южная… Мир Таганрога — особый. Это запах цветущих акаций и каштанов весной. И жженой листвы осенью. У нас очень теплые осени всегда были… К сожалению, теперь город не тот. Исчезли любимые места, где я рос. Там стоят новостройки, маркеты. В последний раз я приехал в Таганрог и был в шоке — вырубили все потрясающие акации, которыми славился город. Дом, в котором мы жили, новые хозяева перекрасили в серый цвет, раньше он всегда был ярким… 

На нашей улице стояло четырнадцать домов. Люди жили дружно. Если свадьба — гуляли всей улицей от мала до велика. Каждый вечер после программы «Время» все выходили на улицу. Мужики играли в домино, выпивали, женщины обсуждали какой-нибудь фильм. Дети играли. Я мог уйти в любой двор до вечера, и мать абсолютно не волновалась, знала, что я, например, у тети Вали и та накормит. Мы перемещались из двора во двор ватагой по 10—15 человек, и никто за нас не боялся. А сейчас я даже не мыслю, как свою дочку отпущу одну гулять во двор в Москве… Когда мне было года три-четыре, мама отвезла меня в станицу Крыловская пожить к дяде, ей нужно было выходить работать. Улица, где мы жили, считалась цыганской, там обитало больше десятка цыганских семейств. Я очень дружил с ними.


— Это правда, что у вас самого есть цыганская кровь?

— Этого я не знаю, мы вроде всегда русскими были. Просто папина мама — Ася — очень любила себя цыганкой называть. Ася моя любимая… Она души во мне не чаяла. Как-то умудрилась научить меня годика в четыре или в пять шить мешки для картошки. Она мне платила 15 копеек за мешок, что стимулировало. И когда я траву собирал для курей или делал что-то полезное по хозяйству, Ася деньги давала. Еще я в детстве научился работать с деревом. Сам себе вырезал оружие, что-то сколачивал. И сейчас, в период само­изоляции, во мне вдруг это проснулось, я оказался таким рукастым! На своем участке рядом с домом починил фонтан. Впервые в жизни сделал компост, посадил огурцы, малину, клубнику, пионы. Раньше посадками у нас специальные люди занимались, пока я был на гастролях, и тут вдруг стал сам огородничать. Я теперь наконец знаю свой участок, каждый его сантиметр, и получаю от этого очень большое удовольствие.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

20 − 19 =