Ольга Павловец: «Зачем сохранять отношения, в которых все мучаются?»

0 0

Ольга Павловец: «Зачем сохранять отношения, в которых все мучаются?»

Ольга Павловец

Фото: Яна Козиброда

«Я плохо помню, что конкретно мне ударило в голову, почему я решила махнуть в Питер. На мой переезд повлияло много факторов, в том числе и перемены в личной жизни», — рассказывает актриса Ольга Павловец.

— Ольга, вы сыграли несколько десятков ролей, и в основном ваши героини — женщины со сложной судьбой. Не было желания поменять амплуа?

— Конечно, такое желание было. С другой стороны, роли женщин с легкой судьбой зрителям не особо интересны. Вот недавно мне предложили необычную роль — киллера. Мне нравятся такие персонажи, у которых минимум внешних эмоций, но есть внутренний стержень, характер, интересный процесс мышления. Не люблю сильно эмоциональные роли, где нужно постоянно плакать навзрыд, страдать. Считаю, что все эти вещи должны быть оправданны и дозированны. Хотя сейчас работы не так много, поэтому, если придет сценарий с очередным «не­истовством», ну что делать, надо соглашаться. (Улыбается.)


— Вы больше сериальная актриса. Раньше сниматься в сериалах считалось неприличным…

— А сейчас нет. Мы живем в век сериалов. Другое дело, что качество у всех разное. Альфред Хичкок говорил: самое главное в кино — это сценарий, сценарий и сценарий. И я с ним полностью согласна. Сценарий имеет огромное значение, это фундамент для дальнейшей работы. Конечно, хотелось бы каких-то более интересных, увлекательных историй. Но все равно мне грех жаловаться. Артистов много, и еще больше несложившихся актерских судеб. Я благодарна судьбе за все, что имею. Хотя не могу сказать, что у меня есть какая-то успокоенность, что можно теперь свесить ножки и сидеть на месте. Удерживать позиции, на которых ты находишься на данный момент, — постоянный труд.


— Ольга, ваши родители — театральные люди. Наверное, с профессией вы рано определились?

— Пожалуй, в детстве я больше хотела быть актрисой, чем сейчас. Возможно, это пресыщение. С возрастом уходит восторженность, предвкушение чуда, сейчас меня стало сложнее удивить. В юности я грезила театром, про кино даже не задумывалась. В 90-е годы индустрия кино в нашей стране была в упадке. А поскольку я театральный ребенок, папа — актер, мама — педагог по сценической речи, то в театре проводила большую часть своего времени. И там мне нравилось все: атмосфера, свет рамп, запах кулис. Приходя к маме на занятия в театральную академию, я любила наблюдать за юношами и девушками в черных трико. За юношами в большей степени, конечно. (Улыбается.) Они были такие талантливые, одухотворенные.


— Когда вы сообщили родителям, что хотите стать актрисой, как они отреагировали? Не отговаривали?

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семь − 5 =