Пенсионная реформа заставила россиян еще больше полюбить Путина

0 0

Пенсионная реформа заставила россиян еще больше полюбить Путина

На фото: журналист во время большой ежегодной пресс-конференции президента РФ Владимира Путина в Центре международной торговли на Красной Пресне в Москве (Фото:
Сергей Бобылев/ТАСС)

Показатель одобрения деятельности президента Владимира Путина россиянами вырос до 64 процентов по сравнению с показателем прошлой недели после пресс-конференции главы государства. Об этом, как пишет РИА Новости, свидетельствуют результаты опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Сообщается, что уровень доверия российскому лидеру составил 71 процент. При этом с 9 по 15 декабря показатель одобрения Путина по среднему значению составил 62,5 процента, а показатель доверия — 69,3 процента. До этого, после пенсионной реформы рейтинг Путина заметно пошатнулся.

Фокус-группы были проведены 19 декабря во время большой пресс-конференции Владимира Путина. Участники групп смотрели прямую трансляцию и фиксировали свою реакцию на действия и высказывания участников мероприятия. Для фиксации реакций использовалось мультимедийное оборудование. После просмотра прямого эфира респонденты отвечали на вопросы формализованной анкеты.

Было проведено восемь фокус-групповых дискуссий, которые проходили в административных центрах и средних городах субъектов РФ. Всего в исследовании приняли участие 120 респондентов — граждан РФ в возрасте от 18 лет. Отмечается, что данные, полученные по результатам фокус-групповых дискуссий, являются справочными и не репрезентует мнение всего населения РФ.

Были особо также зафиксированы темы, в отношении которых зафиксирован больший уровень реакций. Среди их, в частности, вопросы о ситуации в здравоохранении, о демографической ситуации, о работе правоохранительных органов (в том числе дело журналиста Ивана Голунова), о несправедливости решения WADA, о борьбе с алкоголизмом, о ситуации на Украине, о необходимости спокойного обсуждения законопроекта о домашнем насилии, а также о самом больном — пенсионной реформе.

Напомним, отвечая на вопрос, возможна ли в России новая пенсионная реформа с повышением возраста выхода на пенсию, Путин заявил, что изменений в пенсионной системе не планируется. По его словам, в этой области «все решения приняты и закреплены законом», никакой новой пенсионной реформы не будет.

«В области пенсионного обеспечения все решения приняты, закреплены законом. Никаких изменений там не планируется. Никакой новой пенсионной реформы не планируется и не обсуждается. Ни в правительстве, ни в администрации — нигде», — подчеркнул президент, добавив, что предложения Минфина по пенсиям относятся только к накоплениям, «которые фактически можно считать инвестициями». «И вопрос идет только об их защите», — пояснил он.

Интересная складывается ситуация: президент заявил о том, что повышать пенсионный возраст больше не будут, и сразу его рейтинг пополз вверх. То есть словами главы государства граждане вполне удовлетворились? По принципу «лишь бы хуже не было»? А нынешнюю пенсионную реформу, по сути, «схавали»? Ее, к слову, Путин тоже обещал не проводить, когда шел на новый президентский срок. Так чего стоят эти слова «все решения приняты», когда вопреки обещаниям пенсионный возраст повысили и когда пенсионеры стали жить только хуже?

Между тем, во Франции ушел в отставку верховный комиссар по вопросу пенсий Жан-Поль Делевуа — автор местной пенсионной реформы. Это стало результатом общенациональной забастовки. А у нас достаточно национальному лидеру пообщаться с журналистами и заверить, что людоедские реформы на этом остановятся, и все удовлетворены?

— Рейтинг общественного мнения это один из инструментов воздействия на умы людей, — отмечает директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер.

— Ведь тот показатель, который ставится во главе угла, зависит исключительно от субъективных факторов, а именно: кто проводит, кого, где и как опрашивают. Пресс-конференция безусловно оказала влияние на умы людей, хотя бы потому, что её цитируют и обсуждают. Но множество экспертов заметило, что на сложные внутренние вопросы глава государства отвечал неохотно и крайне неконкретно. Примером тому можно назвать ситуацию с комментарием на вопрос журналиста по снятию губернатора коммуниста Левченко, вопреки показателям роста в регионе и фактическому устранению последствий стихийного бедствия. Вторым, безусловно, подобным ответом стало то, что в нашей стране бесплатная и всеобщая медицина, за исключением тех случаев, когда люди самостоятельно принимают решения о лечении за деньги. Думаю, комментировать подобное просто не имеет смысла для тех, кто хоть раз в Москве, да и в регионах сталкивался с необходимостью лечения — под час это может становиться просто неподъемной задачей, и дело не только в фактической необходимости прибегать к платным услугам, но и в компетенции медперсонала и самих лечебных учреждений.

«СП»: — Путин заявил, что больше не будет проводить пенсионную реформу и повышать пенсионный возраст и все утерлись? И мало того, что утерлись — полюбили еще больше. Видимо, сейчас Путин уже смело может продолжить пенсионную реформу, а накопления заморозить еще лет на десять, а потом просто пообщаться в эфире. Так получается?

— Касаемо подведения итогов пенсионной реформы, на пресс-конференции можно было услышать лишь пропагандистские штампы о вынужденности и неизбежной пользе по результатам реформы. На деле — абсолютное большинство наших сограждан недовольно тем, что за счёт поднятия пенсионного возраста, государство в лице действующей власти без стеснения отбирает у каждого предпенсионера пенсию за пять лет, взамен же вместо реального повышения несъеденного инфляцией люди получают обильные обещания о повышении качества жизни и — самое главное — о некоем долголетии, которое мы уже неминуемо обрели как будущие пенсионеры. Увы, статистика продолжительности жизни говорит совершенно об обратном, на фоне реального ухудшения показателей нашей медицины, все может быть ещё грустнее.

«СП»: — А насколько, по-вашему, в целом, пенсионная реформа повлияла на рейтинг президента, продолжает влиять и будет влиять в будущем?

— Сложно говорить о реальном рейтинге доверия на фоне «триумфально растущих показателей». Я бы тут ввел такое понятие как «рейтинг терпения», которое весьма актуально с учётом того, какие реформы по медицине, образованию сейчас имеют место быть. Наши граждане крайне терпеливый, и этим качеством власть постоянно пользуется, позволяя себе не отвечать на конкретные вопросы даже на собственной пресс-конференции. Терпение людей не безгранично.

«СП»: — Можно ли сказать, что кого-то назначили «стрелочником»? Не очень похоже, чтобы это был Медведев…

— К сожалению власть выстраивает свой стратегический путь таким образом, что на нём может вообще не оказаться рельс со шпалами, тогда не понадобится такой профессии как «стрелочник». Локомотив политики социально-экономических реформ, запущенных три десятилетия назад, даже не идет по путям, а бесконечно долго старается обогнуть дно той пропасти, в которой в заложниках пребывает большинство российского общества. На этом фоне выделить из властной команды кого-то и назначить стрелочником, невозможно, т. к и президент, и премьер, и Дума несут коллективную ответственность за принятые и продавленные вопреки мнению большинства наших сограждан реформы, повысившие пенсионный возраст, сделавшие фейковым понятие бесплатной медицины, и практически полностью передавшие на откуп самим гражданам возможность получения образования. Мы не говорим в данном случае про правящий класс и его олигархических составляющую: там, безусловно, полная экономическая свобода с практически бесконечными вариантами получения любых возможных благ и услуг за счет всех остальных, т. е нас с вами.

«СП»: — Могут ли власти и впрямь пойти на новую пенсионную реформу или иные непопулярные меры, видя, что народ все принимает? Есть ли тут предел?

— Подчеркну ещё раз наши люди обладают беспримерным терпением, но есть рано или поздно терпению людей предел, и он, очевидно, не за горами. Власть всё это видит, но продолжает курс, направленный на ухудшение существующего социально-экономического положения, при этом сопровождая эти шаги различными также не популярными политическими решениями, в частности делая практически невозможным проведение общественного политических акций в Москве и параллельно переводя институт выборов в институт назначения. Однако и на этом пути власть уже получила черные метки потеряв значительное для себя количество мандатов на выборах в столицах. Единственный путь, который остается у наших граждан, это перестать терпеть, и начинать действовать.

— Колебания президентского рейтинга, вызванные какими-то важными медийными событиями, стали в последнее время привычным явлением, — считает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

— Дело в том, что рейтинг Владимира Путина, долгое время бывший главным препятствием для роста протестных настроений, перестал выполнять эту функцию. Протестные настроения растут, но рейтинг главы государства остается довольно стабильным. Он больше не отражает уровень доверия верховной власти, а говорит только о числе людей, опасающихся, что их смогут упрекнуть в недостаточной лояльности. Поэтому, как мне кажется, президентский рейтинг надолго зафиксировался на уровне 60%-65%, и в этих пределах он будет постоянно колебаться под влиянием медийных событий.

«СП»: — Как, по-вашему, конкретно эта пресс-конференция повлияла на рейтинг Путина?

— Перед пресс-конференцией в медиа распространялись слухи о новой пенсионной реформе и возможности нового повышения пенсионного возраста (возможно, для того, чтобы вызвать к ней дополнительный интерес). Поскольку на пресс-конференции президент заверил, что нового повышения не будет, его рейтинг несколько вырос.

«СП»: — Россиян больше всего заинтересовали ситуация в здравоохранении, миграционная ситуация, ситуация с правоохранительными органами, демография, пенсии. По-вашему, президент удовлетворил все эти вопросы своими ответами?

— На мой взгляд, граждане России больше не ждут от власти улучшения ситуации в наиболее важных сферах. Но им важно знать, что не следует бояться значительного ухудшения. В ответах Владимира Путина, по сути дела, не содержалось ничего нового, так что, даже не вдумываясь в их содержание, каждый, кто смотрел пресс-конференцию, мог понять, что обстановка в стране останется стабильной.

«СП»: — А в реальности? Насколько она соответствует ожиданиям?

— Это, на мой взгляд, сильно зависит от региона. Россия превратилась в страну с чудовищным социальным неравенством, которое, как мне кажется, еще больше, чем было в СССР накануне его распада (хотя тогда разница, скажем, между Латвией и узбекской провинцией была огромной). Поэтому в благополучных регионах социальная ситуация мне представляется относительно неплохой, на уровне стран Восточной Европы. Но благополучных регионов в стране не больше десяти. Реальную картину в других субъектах федерации сложно представить, но она, по-видимому, не имеет ничего общего ни с телевизионной картинкой, ни с официальными декларациями.

«СП»: — Выходит, что Путин заявил, что больше не будет повышать пенсионный возраст и все утерлись? И мало того, что утерлись — полюбили еще больше. Так? То есть народ этим удовлетворился? Лишь бы не было хуже?

— Совершенно верно. Люди боятся, чтобы не стало хуже, и опасаются прямого конфликта с верховной властью, а потому не выступают в защиту своих прав. Кроме того, они не видят политической силы, которая могла бы осуществить нужные им социальные преобразования.

«СП»: — Значит ли это, что теперь власти могут смело продолжить пенсионную реформу, а накопления заморозить еще лет на десять, а потом просто президент пообщается с народом в эфире, и все успокоятся? Есть ли вообще предел в таком отношении власти?

— Как я уже говорил, простого общения президента с народом уже недостаточно, поскольку популярность главы государства больше не является фактором, сдерживающим протестные настроения. Протестные выступления сдерживает страх, что в результате еще больше ухудшится социальная обстановка, и опасения осложнить свою личную жизнь в результате столкновения с властью. Но там, где будут обостряться социальные проблемы, а в рамках нынешней системы управления это неизбежно —будут возникать очаги протеста. В ближайшем будущем социальный протест будет все больше приобретать региональный характер, и он вернется через несколько лет в столицу уже в совершенно новом качестве.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × 3 =