Владимир Этуш пришел в театральное училище в окровавленной шинели

0 0

Владимир Этуш пришел в театральное училище в окровавленной шинели

С женой Еленой. 2012 г.

Фото: Елена Сухова

«Трое суток я искал свою часть. Три дня не ел, перебирался от деревни к деревне. В одной увидел немцев и стал уходить по пшеничному полю. Двигался рывками, в основном ночью: то полз, то бежал, а то и отлеживался. Меня не оставлял страх: а вдруг немцы, наступая, меня опередят и я останусь за линией фронта», — вспоминал Владимир Этуш в неопубликованном интервью.

Отом, какой у него самый счастливый день в жизни, выдающийся актер и театральный педагог Владимир Этуш отвечал однозначно — День Победы. Этушу было 18 лет, когда он ушел добровольцем на фронт, доблестно воевал и впоследствии стал полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством».

Когда восемь лет назад мы в последний раз брали у Владимира Абра­мовича интервью, он рассказал очень много о своей жизни: о детстве, о театре, о любви… И о войне. Текст получился слишком большим для журнальной публикации, и многое было сокращено. Сейчас мы решили напечатать оставшиеся «за бортом» военные эпизоды. А также поговорить с вдовой Владимира Абрамовича — Еленой Этуш. Но прежде — рассказ его самого.


— Владимир Абрамович, каким вам запомнился день окончания войны?

— Я был в сквере Большого театра. Ярко помню это впечатление: свет, свет, свет в глазах людей, полыхание знамен, солнце — все соединилось в какое-то единое сияние. Моя война закончилась в 1944 году. После ранения к военной службе я был больше непригоден, и меня демобилизовали. Зато можно было вернуться к учебе. В родное Театральное училище имени Щукина, откуда я с первого курса ушел на войну, я явился хромой, с палкой, в военной форме, в шинели, которая была на мне, когда меня ранило. С дыркой от пули, с пятнами крови. Эта шинель долго у меня хранилась, а потом пропала… Кроме военного обмундирования, носить было нечего. Свое пальто я еще в начале войны выменял на кусок сала. Оно казалось тогда таким бесполезным, а есть хотелось. Полученный кусок сала я ел не один, делился с товарищами по школе военных переводчиков, где тогда учился. Один из них, по фамилии Бродский, будущий искусствовед, даже после войны вспоминал, какими тонкими кусочками нарезал я это сало, чтобы хватило на всех…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 2 =